Виртуальная газета страхового рынка — новости, страховая аналитика, полезная информация, лучшие предложения страховых компаний России !!!

strahovanieБанкротство авиакомпании может стать одним из самых крупных страховых случаев в истории России

Порядка 3 тыс. клиентов «ВИМ-Авиа», пострадавших от отмен и задержек рейсов, могут получить деньги от страховщиков. Этот случай может стать одной из самых массовых выплат в истории российского страхования, правда, пока за компенсацией обратились лишь полторы сотни из заранее застраховавшихся от невылета. Многие граждане, купившие страховки вместе с авиабилетами, даже не подозревают о положенных им выплатах, рассказали «Известиям» в компаниях, застраховавших риски пассажиров при банкротстве авиаперевозчика. Страховщики готовы выплачивать компенсации всем, у кого есть полис.

Финансовые проблемы у «ВИМ-Авиа» начались еще в прошлом году, в этом — они обострились из-за нехватки оборотных средств. По версии Следственного комитета, компания продавала билеты, заранее зная, что не сможет оплатить топливо. 17 октября Следственный комитет России возбудил в отношении руководства «ВИМ-Авиа» уголовное дело о преднамеренном банкротстве.

Выяснилось, что многие пострадавшие пассажиры «ВИМ-Авиа» были застрахованы от задержек или отмены рейсов перевозчика и имеют право получить компенсацию. Всего пассажиров, купивших билеты на рейсы авиаперевозчика с датами вылета до нового года, около 200 тыс. Из них 40 тыс. по несколько суток сидели в аэропортах из-за отмены рейсов.

— Мы предлагаем страховую защиту от невылета или задержки рейса пассажирам множества авиакомпаний в России. Ожидаем, что всего за выплатами после банкротства «ВИМ-Авиа» может обратиться до 2 тыс. пассажиров, каждый из которых может претендовать на компенсацию в среднем до 10 тыс. рублей, а общая сумма выплат только по нашей компании может превысить десятки миллионов рублей», — рассказал «Известиям» заместитель генерального директора «АльфаСтрахование» по авиационному страхованию Илья Кабачник.

По его словам, задержки и отмены рейсов «Вим-Авиа» признаны страховым случаем, но в компанию пока обратилось около 100 человек из числа покупавших билеты «ВИМ-Авиа» самостоятельно на регулярные рейсы через сайты или онлайн-тревел-агентства, такие как Ozon.Travel, City.Travel, ClickAvia, OneTwoTrip, Biletix, Tutu и многих других онлайн-партнеров.

Другим страховщиком «ВИМ-Авиа» является компания «Ренессанс страхование», которая ожидает порядка тысячи обращений от пассажиров обанкротившегося перевозчика. Совокупная сумма выплат по расходам в связи с задержками рейсов может превысить 10 млн рублей. Компания также объявила о готовности произвести выплаты. На 19 октября в «Ренессанс страхование» обратилось чуть более 40 туристов, оформивших полис выезжающих за рубеж.

— По риску «задержка рейса» компенсируются расходы туриста во время ожидания отправления рейса в аэропорту (на питание, проживание в отеле аэропорта, транспортные расходы, включая билет на новый рейс и так далее). Также туристу возмещается штраф за отмену брони отеля (один день проживания), если турист не успел заселиться по причине отмены, задержки или овербукинга рейса, — рассказал управляющий директор департамента массовых видов страхования группы «Ренессанс страхование» Артем Искра.

По его словам, все клиенты «ВИМ-Авиа», оформившие за последние несколько месяцев вместе с авиабилетом полис «Ренессанс страхование» от задержки рейса, могут подать заявление в любом офисе урегулирования убытков компании.

— Теперь мы и наши коллеги из других страховых компаний ищем таких пассажиров, чтобы выплатить деньги тем, у кого есть полис. И если мы их всех найдем, то это будет один из крупнейших по числу получателей страховых выплат убыток в истории российского добровольного розничного страхования, как минимум с точки зрения числа одновременно осуществленных выплат, — отметил заместитель гендиректора «АльфаСтрахование» по авиационному страхованию.

Оба крупных страховщика объясняют свою заинтересованность в скорых выплатах исключительно ориентированностью на потребности клиента. Но есть и иные причины, побуждающие их как можно быстрее рассчитаться с пассажирами. При больших массовых ущербах практически невозможно оспорить в суде наличие страхового случая. А это значит, что у компаний могут возникнуть проблемы с законодательством.

— Если произошел страховой случай, то по закону обязанность страховщика — во-первых, признать, а во-вторых, произвести выплату. Если компания этого не сделала, это означает, что она присвоила чужие деньги. В лучшем случае с нее спросит регулятор, на каком основании эти деньги всё еще находятся у нее, а в худшем — подвергнется уголовному преследованию, — пояснил генеральный директор консалтинговой компании FMGgroup Михаил Фаткин.

При этом, подчеркнул эксперт, найти лицо, которому положено страховое возмещение (или его наследников), — обязанность страховщика.

Последним крупным страховым случаем в России были лесные пожары летом 2010 года. Тогда к страховщикам обратилось за выплатой порядка 5 тыс. человек в течение всего лета по множеству страховых случаев. В случае с «ВИМ-Авиа» выплата сопоставимому числу пострадавших предстоит только по одному страховому случаю.

Общая кредиторская задолженность «ВИМ-Авиа» оценивается примерно в 10 млрд рублей. В конце сентября с проблемами столкнулись несколько десятков тысяч клиентов «ВИМ-Авиа» как в России, так и за рубежом. Эвакуация последних заняла несколько дней, а для их перевозки были привлечены самолеты семи авиакомпаний и даже президентского авиаотряда.

23.10.17 Известия iz.ru

Замглавы компании «Ингосстрах» по корпоративному бизнесу Алексей Галахов — в интервью «Ъ FM»

Почему застраховать гигантский торговый комплекс иногда дешевле, чем дорогой автомобиль? Кто должен устранить перекосы в тарифообразовании? И при чем тут челябинский метеорит? Об этом в рамках программы «Слушание по делу» ведущему Марату Кашину рассказал Алексей Галахов, заместитель генерального директора компании «Ингосстрах» по корпоративному бизнесу.

— Начнем с очень резонансной истории последних дней — пожар на рынке «Синдика». СМИ, конечно, обсуждают активно эту ситуацию, пишут, что владелец рынка получит многомиллиардную страховку, а арендаторы останутся ни с чем, потому что их товар, их риски не были застрахованы. Почему так произошло?

— Картина была, мягко говоря, устрашающая: полгорода практически наблюдало, гигантские пробки, люди останавливались и смотрели. Выглядело это все, конечно, жутко. Относительно самого торгового центра — это деликатный вопрос. Этот объект был застрахован не в нашей компании, это клиент другого страховщика. Поэтому относительно деталей покрытия мы узнали из общих открытых источников, из прессы. И как это видится сейчас? Да, действительно, сам торговый центр застрахован, назывались и суммы страхового покрытия. Что же касается арендаторов, предпринимателей и компаний, которые внутри осуществляли торговую деятельность, то могу предположить, что многие из них не были застрахованы. Это страхование добровольное, никто условия осуществления деятельности с наличием страхового полиса не связывает, поэтому кто добровольно купил эту страховку, тот возмещение получит. Но, как правило, по статистике, в среднем это не более 10%.

— Эксперты говорят, если бы в договоре страхования «Синдики» была предусмотрена ответственность перед третьими лицами, то арендаторы и владельцы автомобилей сгоревших, у которых нет КАСКО, получили бы деньги. Не нужно ли сделать эту ответственность перед третьими лицами, может быть, обязательной и закрепить законом? Чья тут должна быть воля или инициатива?

— В прессе не звучало информации, был ли у торгового центра в наличии полис по страхованию ответственности перед третьими лицами.

— Его не было.

— Поэтому его, скорее всего, не было. Что же касается такого страхования вообще, то, к сожалению, после каждого такого резонансного случая вопрос этот возникает и начинает обсуждаться. Слава богу, что в данном конкретном случае, по крайней мере, как я понимаю, не пострадавших людей или они единичны.

— Всех успели вывести, конечно.

— И слава богу, там всех эвакуировали и ничего не произошло. Мы помним события в клубе в Перми, когда, по-моему, сто человек погибло и пострадало. Вот после этого очень активно говорили о страховании ответственности, но пока законодательно это не решено. И владельцы принимают решения сами добровольно, приобретать эту защиту или нет. И это тоже в какой-то степени говорит об уровне проникновения страхования и об уровне культуры — иметь эту страховку или не иметь.

— Подобные объекты — не только рынки, но и торгово-развлекательные комплексы или стадионы, например, которые тоже могут пострадать от действий болельщиков или тех же пожаров — это исключительно добровольное страхование и здесь нет какого-то общего правила? И этот рынок не очень освоен, я правильно понимаю?

— Общего правила здесь нет, безусловно. Так же, как нет и законодательного требования о том, чтобы страховаться. При этом вы упомянули о стадионах. И здесь есть некая, скажем, скорее, корпоративная оговорка. Во время проведения крупных международных — прежде всего футбольных — соревнований, такое страхование приобретать нужно. То есть на период чемпионата мира, который нам всем предстоит наблюдать скоро, на период других международных соревнований, Олимпиады, скажем. Но это нормы международных спортивных организаций, корпоративные нормы, это не требования законодательства. Для того, чтобы проводить, этот полис приобрести нужно.

— Вы где-то ранее уже говорили, что самозанятые люди, представители малого и среднего бизнеса пока редко обращаются в страховые компании. Как вы собираетесь пахать это поле, как привлечь людей, какими продуктами?

— Очень сложная статистика, мы ее тоже из прессы узнаем. У нас где-то недавно прозвучало, что порядка 15 млн самозанятых людей, то есть это большой процент трудоспособного населения — это предприниматели, это люди, которые своим умом, руками зарабатывают деньги, но при этом это действительно очень маленькие предприятия, индивидуальные предприятия, и они не самые активные пользователи страховых услуг. Конечно, они покупают полисы ОСАГО, это обязательно, на автомобили. Но что касается страхования бизнеса — нужно идти навстречу друг другу: с нашей стороны — делать продукты и услуги доступнее, их популяризировать; со стороны потенциальных клиентов — это вопрос самообразования, наверное, и наблюдение таких событий и случаев, которые происходят, они же тоже чему-то учат.

— Нельзя не вспомнить про другие катаклизмы уходящего года — были ураганы, наводнения, страдало имущества не только физлиц, но и юридических лиц в этих ситуациях. Были к вам обращения, какие-то случаи вы можете вспомнить?

— Я бы начал с того, что нам, по большому счету, повезло. У нас такая большая страна, и при этом мы не в самой неблагоприятной зоне находимся. Тем не менее, есть статистика — от 40 до 70 наводнений происходит. Это одно из самых распространенных у нас стихийных бедствий. И, конечно, количество обращений выросло существенно. В основном, это граждане. Где происходят чаще всего наводнения, общеизвестно — это Кубань, Дальний Восток, бассейн Волги. В этом году и в Москве был ураган, были наводнения на Урале и в Уфе. То есть год, конечно, практически беспрецедентный. Количество обращений наших клиентов — как граждан, так и юридических лиц — выросло в разы.

— Давайте все-таки еще вернемся к теме пожара на «Синдике». Сколько стоил страховой полис для застрахованного лица там?

— Как эксперт я бы оценил, что этот полис мог стоить в районе 1 млн руб., исходя из тех тарифов, которые на сегодняшний день действуют. И, в моем понимании, это очень недорого.

— А возмещение 4 млрд руб. с лишним? Эта цифра обсуждается в СМИ.

— 4 млрд руб. с лишним, да, и здесь сразу хотелось бы несколько тезисов обсудить. Первое — это частотность страховых случаев и цена. Мы недавно страховали клиента с новым Maybach, у него стоил полис больше 1 млн руб. Две картинки: по одной цене страхуется торговый центр площадью 55 тыс. кв. метров и автомобиль. Это одна сторона. Другая — мы сейчас сконцентрировались на «Синдике», так как эта новость еще актуальна, но буквально на следующий день или через пару дней следом за этим сгорел торговый центр в городе Чехов. Там не было сильного резонанса. Конечно, сразу все страховщики, не исключая нас, бросились проверять по базам, по адресам, чей он. Оказался застрахован не у нас. Дальше мы просто развернули статистику страховых случаев: совсем недавно был крупный пожар в Казани — торговый центр примерно на $40 млн сгорел, еще чуть раньше — торговый центр в Сургуте. Или, например, случай из нашей практики — один наш торговый центр, тоже сетевой, не буду его называть, принадлежит иностранным акционерам, был идеален с точки зрения рискозащищенности, его проверил наш инженерный центр — у нас есть такое специальное подразделение — и балл был практически 100%. При этом произошло страховое событие, он сгорел дотла — и тоже, условно говоря, полис стоил недорого. Две ремарки: это страхование сейчас очень доступно, ставки низкие, полисы эти клиентам покупать выгодны

— Вы к чему это?

— Нужно приобретать страховую защиту — раз. Два — можно не удивляться, если стоимость этих полисов начнет расти. Две статистические цифры: выплата почти 5 млрд руб. , а полис стоил меньше 1 млн руб. Для того, чтобы один отдельно взятый страховщик сформировал резервы для выплаты по такому случаю, ему нужно застраховать как минимум 5 тыс. торговых центров.

— Выгодно ли страховать такие крупные и дорогие объекты, когда они сгорают неожиданно, хотя когда ваши инженеры проверяют, и там все вроде бы хорошо?

— Не совсем правильно говорить, выгодно или невыгодно. Платить — это наш бизнес, это нужно понимать. Но тут нужно говорить о резервах — чтобы сформировать резервы для погашения убытка по такому объекту, нужно застраховать, условно, это арифметически, 5 тыс. торговых центров. У нас их в России, я специально смотрел цифру, всего в пределах 1,5 тыс. То есть, если говорить из логики актуарных расчетов, — это наша профессиональная деятельность внутри компании по расчету правильности тарифов — полис должен был стоить в три раза дороже. Поэтому, уважаемые владельцы торговых центров, пока это еще недорого, милости просим и в нашу компанию. Приобретайте страховую защиту, чтобы не смотреть с замиранием сердца на кадры хроники, которые будут показывать по всем федеральным каналам в течение дня.

Если же говорить о стихийных бедствиях – мы ранее затронули эту тему, — в нашей практике, в практике всех страховщиков, скорее всего, это не самый распространенный убыток, исходя из статистики, то есть в пределах там 5-10% именно стихийные бедствия занимают. Конечно, в основном это пожары, повреждения водой. Но не могу не вспомнить случай 2013 года с челябинским метеоритом. Крайне неожиданно это все произошло, конечно, и буквально за день-два до этого на одном из совещаний в высших кабинетах упоминалось слово «страхование» в контексте его развития как бизнеса, и один из очень высоких руководителей сказал: «Что вы все о страховании, у нас же метеориты-то в стране не падают». Это я сейчас не шучу. Буквально через пару-тройку дней после это произошло. А дальше там такая сложная ситуация возникла. Есть два вида покрытия: от всех рисков — классическая, и от огня и других опасностей. Вот весь Челябинск разделился на три большие группы: те, кто был не застрахован, им было все равно, понятно, а половина была застрахована от всех рисков, другая половина — от перечисленных опасностей. Вот те, кто от перечисленных опасностей, пошли сразу же в МЧС получить справку о том, что метеорит — это стихийное бедствие. Но им не дали такую справку, потому что в классификации стихийных бедствий метеорит не значится именно как стихийное бедствие. И мораль здесь такова: те, кто были застрахованы от всех рисков чуть дороже, получили страховое возмещение, а те, кто только от перечисленных покрытий, возмещения не получили.

— Или надо вводить четвертую классификацию — «метеориты».

— Метеориты не исключаются. И мы этот случай многим нашим клиентам рассказываем — разница в цене, в тарифе очень небольшая, а уж если вы покупаете полис, покупайте его с максимальным набором рисков.

— Еще одна важная тема — страхование пассажиров такси. В Думу уже внесен законопроект, который может сделать такое страхование обязательным для агрегаторов. Как вы эту идею оцениваете? Готовы ли вы сотрудничать с агрегаторами и таксомоторными компаниями?

— Это непросто, как любой закон, касающийся обязательных видов страхования. Возьмите закон об обязательном страховании ответственности перевозчика — он непросто принимался, внедрялся, непростая дискуссия шла вокруг тарифов, о справедливости и адекватности цены полиса, не переплачивают ли клиенты – ведь определенным косвенным образом, конечно же, это ложится и на потребителя. И вот по прошествии буквально трех-четырех лет, тарифы существенно снизились. Внесение законодательной инициативы — конечно, это расширение покрытия. Такси не попали первично под действие закона. Мы положительно расцениваем вообще любые направления деятельности законодателей, касающиеся популяризации страхования, конечно. А относительно добровольного развития этого страхования — мы сейчас взаимодействуем с рядом агрегаторов вне зависимости от принятия или непринятия закона. Мы оптимисты, наверное, он будет принят через какое-то время в том или ином виде. Мы уже тестируем, как можно страховать пассажиров такси в добровольном режиме.

— А агрегаторы тоже эту инициативу проявляют, к вам обращаются уже?

— Безусловно, это улица с двусторонним движением: с одной стороны — мы стимулируем спрос, с другой стороны — агрегаторы понимают, что они не защищены. У нас, как мы все знаем, достаточно давно уже появилось понятие «цена жизни», и это сейчас 2 млн руб., в общем, достаточно немаленькая сумма. Компании, эксплуатирующие такси, понимают, что им нужно платить, им придется платить, если, не дай бог, что-то произойдет. А случаи происходят, это подтверждает статистика количества ДТП на дорогах, травматизма. Поэтому сейчас мы агрегаторам предлагаем такое покрытие пока в тестовом режиме. Так что наше взаимодействие уже началось.

— Коротко, как это будет работать? Пассажир страхуется на каждую конкретную поездку?

— Каждый пассажир, который захлопнул дверь такси, застрахован, то есть страхуется весь пассажирооборот, примерно так же, как и в страховании гражданской ответственности перевозчиков, и не важны имя, фамилия, паспортные данные.

— Давайте поговорим о страховании застройщиков. Сейчас в России создается компенсационный фонд застройщиков, он будет решать проблемы незавершенного строительства. Как страховщики оценивают эту новость? Ведь вы, по сути, теряете клиентов, потому что страховать ответственность застройщиков уже будет не нужно.

— Наверное, разные страховщики по-разному оценивают. «Ингосстрах» не был игроком на этом рынке. Более того, мы по каждому событию или явлению, в котором есть слово «страхование», имеем свою позицию профессиональную. Мы считали и продолжаем считать, и доносили до всех заинтересованных сторон, что в той форме, в которой это страхование практиковалось, это не самое удачное решение вопроса, скажу так. Практика, в общем, подтвердила, что это действительно не самая удачная форма решения вопроса. Возникло много компаний, которые начали специализироваться только на этом бизнесе, при этом в графе «собранные премии» были миллиарды рублей, в графе «выплаты» — ноль, что не говорит о здоровье этого бизнеса. Да, произошли, слава богу, не очень резонансные события, связанные с реализацией этих случаев, сложности с выплатами страхового возмещения. На наш взгляд, то решение, которое сегодня принято, удовлетворяет все стороны — создание фонда, который по образу и подобию Агентства по страхованию вкладов будет собирать деньги с тех же застройщиков, и при наступлении страхового события будет осуществлять выплаты потерпевшим. Это справедливо. И то, что сами застройщики, по сути, будут формировать этот фонд, тоже справедливо. Это избавит от каких-то сомнительных операций со страхованием, избавит от демпинга, от необходимости отвечать за страховщиков, которые могут обанкротиться. Этот фонд будет прозрачным, подконтрольным, им будет управлять, по сути, государство, и, наверное, это оптимальный выход из сложившейся ситуации. Он условно рыночный, можно было использовать и механизмы, более заточенные все-таки на страхование, но вот такая форма избрана на сегодня.

— Спасение застройщиков — дело рук самих застройщиков. Давайте теперь о страховании в сфере кибербезопасности поговорим. Недавно сотни крупных компаний по всем миру пострадали от вируса WannaCry. Это колоссальный рынок, к вам обращаются за страхованием подобных рисков?

— Необязательно даже ходить по всему миру и упоминать отдельно взятый вирус, достаточно большое количество событий происходит и у нас в России. И в этом году, в это сезоне, я бы сказал, в последние буквально месяцы множество финансовых институтов, других компаний, подверглись атакам. Есть потери финансовые, конечно, с этим связанные. Что касается обращений, спроса, предложения, то этот рынок может расти бурно, распространиться моментально. На сегодняшний день «Ингосстрах» эту услугу предоставляет, у нас есть продукт, мы достаточно давно его залицензировали. То есть купить полис по страхованию информационных рисков или киберпреступлений можно уже сегодня.

— После этих кибератак увеличился спрос на подобные полисы?

— Есть обращения, есть преддоговорные такие переговоры относительно того, сколько это стоит, как это можно организовать. Я позволю себе следующее суждение: этого продукта в массовом виде нет нигде в мире. Наши диалоги с лондонским рынком, недавно состоявшиеся, это показывают. Наши коллеги зарубежные нас спрашивают: «Это возможно страховать в России? Вы готовы это страховать?» Мы, подумав, говорим, что да, мы готовы это страховать. В свою очередь, их спрашиваем: «А вы готовы принимать эти риски?» Они тоже чешут задумчиво головы и говорят: «Да, в принципе, мы готовы». Поделиться какой-то широкой практикой пока не может никто. Мы готовы предоставлять защиту, этот спрос нужно стимулировать, в том числе, может быть, какими-то элементами государственного участия в виде стимуляции отдельных отраслей, где это могло бы быть как-то близко к обязательному. Есть профессиональные организации, которые хранят базы данных, массивы информации, и в том числе весьма и весьма дорогостоящие данные. Я сейчас не вхожу в детали покрытия, это тоже очень важно. Мы можем предоставлять эти услуги сегодня. И первыми покупателями продуктов по этому риску выступили банки, они покупают этот риск в составе комплексного полиса на протяжении уже десяти лет и более.

— Какое-то из ваших интервью цитирую: «Когда внешняя конъюнктура не дает условий для роста, мы ищем внутренние резервы, развиваем технологии онлайн-канала продаж». В корпоративном сегменте тоже есть такие виды страхования, которые можно онлайн продавать? Насколько это развито сейчас?

— При всей консервативности страхового бизнеса, при всей традиционности каналов продаж, сложившихся на сегодня, мы видим и находим способы и возможности развития цифровых технологий и у нас. Это точно будет нескоро. Есть очень такие специфические виды страхования, высокотехнологичные — например, страхование космических запусков или морских судов, или авиационное. Сложно представить это в онлайн-режиме, наверное, это очень штучный товар, бутиковый, индивидуальный. Но и в нашем секторе, в корпоративном, есть относительно массовые продукты — то же страхование ответственности перевозчиков, например, или некрупные полисы по имущественному страхованию.

— Такая страховая рутина?

— Не рутина, наверное, а такой конвейер, когда есть типовые условия, типовая «коробка», которую можно купить онлайн, например, для тех же арендаторов торгового помещения. Мы эти сегменты для себя нашли, мы всю нашу внутреннюю IT-инфраструктуру, продуктовую под это практически подготовили, мы начинаем, будем тестировать возможности донесения наших продуктов онлайн. Это как раз в том сегменте, о котором мы с вами говорили — малый и средний бизнес, который не самый активный покупатель полисов. Говоря о доступности, я в том числе имел в виду возможность в два клика купить «коробку» по страхованию, условно говоря, имущества парикмахерской, без осмотров, без инженерных центров, без фотографирования, без каких-то цифровых передач данных, просто типовой продукт, элементарный скоринг с нашей стороны и, условно говоря, недорогой полис с лимитом покрытия 10-15 млн руб. Причем его можно сделать комплексным — можно и застраховать имущество, и внутри, и перерыв в производстве, и ту же ответственность. Кстати говоря, «коробки» по страхованию ответственности арендаторов торговых центров мы тестируем уже сейчас. Поэтому есть место «цифре» и в корпоративном страховании тоже.

20.10.17 Коммерсант kommersant.ru

Группа «ВСК» по итогам 2019 года планирует вдвое увеличить свою долю на рынке страхования в Московской области — до 7%, сообщил председатель совета директоров, управляющий акционер компании ВСК Сергей Цикалюк на пресс-конференции в четверг в пресс-центре агентства «Интерфакс-Юг» в Ростове-на-Дону.

«Мы были представлены больше в регионах. По итогам 2019 года мы планируем увеличить свою долю в Московском регионе. Доля сейчас составляет 3,5%, это незначительно. Мы будем увеличивать долю до 7% за счет работы, производства, наших технологий, продуктов, доверия к компании, за счет более агрессивной в хорошем смысле этого слова продажной политике», — сказал С.Цикалюк.

Он также сообщил, что в 2017 году ВСК планирует увеличить сбор премий на 20%, до 67 млрд рублей.

«За счет того, что в компании работают профессиональные люди, все обязательства мы выполняем перед нашими клиентами, и рынок позволяет расти», — добавил С.Цикалюк.

По его словам, по итогам 2017 года сборы Ростовского филиала группы ВСК планируются на уровне 1,3 млрд рублей, что на 15% больше, чем в прошлом году.

Как сообщил вице-президент — директор Ростовского филиала группы ВСК Сергей Колыванов, выплаты филиала в этому году прогнозируются на уровне 500-550 млн рублей.

САО «ВСК» — универсальная страховая компания, основана в феврале 1992 года. АО «Азбука Профит» и АО «Страховой синдикат» (подконтрольны С.Цикалюку) владеют 24,66% и 21,9% в уставном капитале страховщика соответственно, еще 4,4% принадлежат С.Цикалюку напрямую. ПАО «Сафмар финансовые инвестиции» имеет долю в размере 49%. Уставный капитал страховщика составляет 3,65 млрд рублей.

Судебные выплаты ВСК по ОСАГО в 2015-2017 гг. превысили 4,2 млрд руб. — глава компании

Судебные выплаты страховой группы ВСК в 2015-2017 годах по ОСАГО составили 4,25 млрд рублей, сообщил С.Цикалюк.

«С нас списано за 2015-2017 годы счетов, когда люди к нам даже не приходили за страховкой, 4,25 млрд рублей. Это деньги, которые не остались у застрахованных, а у так называемых «автоюристов». Если взять в этой сумме наш ростовский филиал, то это 300 млн рублей», — сказал С.Цикалюк.

Он также отметил, что выплаты таких огромных сумм мешают развитию компании, появлению новых продуктов.

«Если бы эти люди (пострадавшие автомобилисты — ИФ) обратились в компанию, поверьте мне, 99,9% получили бы выплаты своевременно и без проблем», — добавил С.Цикалюк.

Он также отметил, что вопрос либерализации тарифов в ОСАГО формирует неверное представление о ее выгоде для страховщиков.

«Вопрос по либерализации тарифов — много спекуляций по этой теме, что страховые компании будут наживаться за счет граждан. Не верьте! У нас на страховом рынке определились рыночные компании, без участия государства. Мы (настолько — ИФ) жестко конкурируем за рынок, за клиентов, что невозможно договориться. Тот человек, который ездит безубыточно (безаварийно — ИФ), который через «автоюристов» не покупает страховое возмещение, эти люди (. . .) — мы за них боремся, и они будут иметь минимальный тариф», — подчеркнул С.Цикалюк.

19.10.17 Интерфакс interfax.ru

Реклама: