Виртуальная газета страхового рынка — новости, страховая аналитика, полезная информация, лучшие предложения страховых компаний России !!!

strahovanieСтраховщиками не выведенного на орбиту спутника «Метеор-М» являются «СОГАЗ» , «Ингосстрах» , «Мегарусс» и «ВСК», сообщил «Интерфаксу» источник на страховом рынке.

В частности, доля «СОГАЗа» в договоре страхования составляет 50%, у «Ингосстраха» — 35%, у СК «Мегарусс» — 10% и у САО «ВСК» — 5%.

Общая страховая сумма составляет порядка 2,5 млрд рублей.

«Мы участвуем в перестраховочной защите спутника с долей участия в 120 млн рублей», — сообщили «Интерфаксу» в СК «АльфаСтрахование» .

Ракета-носитель «Союз-2.1б» стартовала во вторник около 09:00 мск с космодрома «Восточный». Она должна была вывести спутник дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) «Метеор-М» №2-1 и еще 18 малых космических аппаратов попутной нагрузки на низкую околоземную орбиту.

Как сообщил «Интерфаксу» источник в ракетно-космической отрасли, спутник «Метеор-М» должен был отделиться в 9:32 мск и начать передавать телеметрию, однако телеметрия так и не была получена, поскольку «возникла нештатная ситуация на этапе полета разгонного блока «Фрегат».

В «Роскосмосе» подтвердили невыведение спутника «Метеор-М» на целевую орбиту.

28.11.17 Интерфакс interfax.ru

Совет директоров «Росгосстраха» возглавил Михаил Задорнов, глава банка ВТБ24. Об этом говорится в сообщении компании, поступившем в РБК.

Голосование совета директоров прошло 27 ноября. До этого стало известно, что управляющий орган компании полностью обновил свой состав.

После избрания Задорнов рассказал об основных направлениях работы в ближайшее время. «Основными приоритетами в работе компании являются: снижение убыточности по ОСАГО; развитие прибыльных добровольных видов страхования, в первую очередь страхования недвижимости физических лиц и каско, в которых «Росгосстрах» традиционно занимает лидирующие позиции; развитие банкострахования», — рассказал Задорнов.

Осенью Михаил Задорнов возглавил банк «Открытие», который находится на процедуре санации. 15 ноября стало известно, что ВТБ24 решил досрочно прекратить его полномочия в качестве главы банка — в отставку Задорнов должен уйти 31 декабря.

Задорнов вошел в совет директоров «Росгосстраха», после того как 24 ноября его состав был полностью обновлен. Топ-менеджер стал главой управляющего органа, поскольку ​«Росгосстрах» является активом «ФК Открытие». Официально контроль над «Росгосстрахом» банк оформил в августе, получив более 51% акций страховщика.

28.11.17 РБК rbc.ru

В 2019 году начнется экспоненциальный рост страхования от киберрисков, оно станет самым динамично развивающимся, и к 2025 году рынок достигнет объема (по премиям) около 1 млрд рублей. На сегодняшний день рынок практически нулевой, заключено около десятка договоров общим объемом 8 млн рублей. Об этом сообщил журналистам генеральный директор Mains Insurance Brokers & Consultants Сергей Худяков. Большую часть составляют полисы, оформленные «дочками» зарубежных компаний.

Сейчас на рынке всего лишь несколько игроков: иностранные Allianz, AIG, Chubb, Zurich, российские «АльфаСтрахование», «Ингосстрах», «Сбербанк страхование», «СОГАЗ». В 2018 году будет происходить «разминка перед стартом», считают в Mains Insurance.

«Есть как минимум один добровольный полис, который компания Mains приобрела для себя, — сказал заместитель генерального директора Mains Insurance Brokers & Consultants Павел Озеров. — Поскольку мы понимаем, что работаем в правовом пространстве и вся наша работа связана с компьютерами».

Сергей Худяков отметил, что даже внутри зарождающегося рынка нет единого мнения по потенциальной емкости этого сегмента. «Ущерб уже сейчас выше, чем один миллиард рублей, — отметил Худяков. — Один миллиард может стоить один день простоя крупного банка. На что мы можем ориентироваться, говоря об объеме рынка? На рынке D&O — страхование ответственности директоров предприятий — продукт сложно продавался, сложно проникал, но компании к нему пришли, сейчас сборы порядка пяти миллиардов рублей. Сколько уйдет времени, чтобы достигнуть такого уровня? Года два-три, наверное. Но киберстрахование получше с точки зрения премии на один полис».

Потенциальными клиентами на первом этапе станут крупные предприятия, на которых есть система риск-менеджмента, кто занимается всеми спектрами рисков. Перестраховываться эти риски могут в РНПК и у крупных российских страховщиков.

Согласно результатам исследования произошедших кибератак, Россия находится на втором месте в мире по количеству кибератак после США, а самой атакуемой сферой являются банки, на втором месте — медицинские учреждения, ретейл (интернет-магазины) — на четвертом месте, рассказали представители Mains Insurance. Также в высокой степени подвержены этим рискам объекты нефтегазовой промышленности и телеком. В 2017 году проникновение вирусов было зафиксировано в ряде банкоматов, в сетях «МегаФона», РЖД, Сбербанка и МВД.
По мнению экспертов, страхование банков от киберрисков должно включать в себя в том числе и ответственность перед третьими лицами — перед клиентами, чьи данные или деньги были похищены в результате кибератаки. В перспективе страховщики, возможно, будут включать киберриски в классические полисы страхования банковских карт.

28.11.17 Банки.ру banki.ru

strahovanieКак стало известно “Ъ”, Всероссийский союз страховщиков (ВСС) направил Банку России проект создания национального риск-офиса — центра по управлению социальными и экономическими рисками РФ, в котором бы обрабатывалась статистика различных ведомств. По расчетам союза, сейчас общий объем незастрахованных рисков в РФ в 14 раз превышает размер ВВП и равен 1,3 квадрлн руб. ВСС оценил стоимость создания риск-офиса в 1 млрд руб. и без участия государства обещает организовать его за три—пять лет. В ЦБ проект пока поддерживают на уровне идеи, отмечая, что она нуждается в «глубокой проработке».

Впервые о необходимости создать центр по управлению социальными и экономическими рисками РФ страховщики заявили летом этого года. Тогда было объявлено о создании на базе ВСС карты рисков и депозитария страховых данных, куда стекалась бы информация от ведомств. Например, от МВД — по угнанным автомобилям, от МЧС — по пожарам и катастрофам, от ФСС — по больничным листам, от ФОМС — по посещениям врачей и так далее.

Сейчас эта идея наполнилась конкретикой. В подготовленной для ЦБ презентации проекта (есть у “Ъ”) карта российских рисков наложена на глобальную карту, которая регулярно готовится к Давосскому экономическому форуму. Из этого сравнения следует, что российские риски выше глобальных по пяти пунктам: рост числа хронических заболеваний, риск финансового кризиса, развал государства и кризис управления, рост криминальной активности, масштабные техногенные катастрофы.

В свою очередь, глобальные риски выше российских в части изменения климата, старения населения, роста числа терактов, различий в уровне доходов и миграционных потоков. В качестве страновых особенностей России ВСС указывает увеличение налоговой нагрузки, старение производственных фондов, рост коррупции, волатильность нацвалюты, огосударствление экономики и «патерналистский подход государства к управлению экономической и социальной сферами».

Общий объем незастрахованных рисков в РФ оценен в 1,3 квадрлн руб. (1,3 тыс. трлн). Из них 850 трлн руб. приходятся на риски, относящиеся к физлицам. В ВСС отмечают, что у экономики РФ нет систематизированного риск-профиля, поэтому страховщики не в состоянии провести полноценные актуарные расчеты. Национальные риски умеренно покрыты только в части медицинского обеспечения мигрантов (с 2015 года они не могут легально работать в РФ без полиса ДМС) и защиты урожая (государство субсидирует 50% стоимости полиса для аграриев). Риски аварий на транспорте, безработицы и низкого уровня жизни в пенсионный период отличаются крайне низким уровнем покрытия страхованием, сказано в документе.

Препятствиями для развития страхования названы неготовность населения и бизнеса страховаться и то, что «страховые тарифы на большинство выделенных видов страхования находятся на запретительно высоком уровне». В презентации отмечается, что в среднем в 2016 году в мире на страхование потрачено $638 на человека. При этом если на развивающихся рынках этот показатель составил $149, то в странах Евросоюза — $3 тыс. В РФ объем страховой премии в расчете на одного жителя составил 8,1 тыс. руб. (чуть более $120).

Государству, полагают в ВСС, страховой риск-офис необходим для эффективного использования бюджетных средств на предупредительные мероприятия. Выгоды страховой отрасли — появление новых продуктов в связи с цифровой трансформацией экономики. Бизнесу и гражданам в ВСС обещают повышение доступности и качества услуг страховщиков.

Представленная ЦБ оценка стоимости проекта — 1 млрд руб. Из них на создание депозитария страховых данных потребуется 250 млн руб., на разработку «нейросетевых моделей анализа и прогнозирования рискового профиля объектов и субъектов страхования» — 200 млн руб., на построение интеграции с министерствами и ведомствами — 150 млн руб. По словам президента ВСС Игоря Юргенса, «органически, по мере роста технологических возможностей ВСС сам построит такой проект в течение трех—пяти лет, сейчас такой мощной платформы нет ни у кого». При софинансировании государства проект может быть запущен быстрее. По словам главы ВСС, союз уже готов начать пилотный проект с одним из ведомств (каким именно, не раскрывается). В качестве примера системы господин Юргенс приводит работу французских страховщиков, которые участвуют в разработке планов строительных компаний. По информации “Ъ”, страховщики могут предложить софинансирование проекта регулятору.

В ЦБ “Ъ” заявили о поддержке идеи страховщиков. «Она требует глубокой проработки с учетом международного опыта,— сказали в пресс-службе регулятора.— Оценивать конкретные суммы незастрахованных рисков пока преждевременно, необходима серьезная аналитическая работа. Вопрос финансирования проекта не обсуждался с Банком России». По мнению главы Российской национальной перестраховочной компании Николая Галушина, если страховщики представят государству схему работающего механизма риск-офиса, частно-государственное партнерство для его создания вполне возможно.

27.11.17 Коммерсант kommersant.ru

Страховые компании при урегулировании убытков в рамках полисов ОСАГО не имеют права требовать от потерпевшего предоставления справки о ДТП по авариям, которые произошли с 20 октября 2017 года, говорится в официальном разъяснении Банка России.

«Для установления страховщиком объективной картины ДТП, определения размера причиненного ущерба и принятия решения о страховой выплате информация о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП, их видимых повреждениях, страховых полисах ОСАГО водителей — участников аварии должна быть зафиксирована в представляемых страховщику документах», — говорится в сообщении регулятора.

Согласно разъяснению, необходимая для страховщика информация содержится в извещении о ДТП, которое на месте аварии заполняют ее участники, и копии протокола, постановления или определения об административном правонарушении, если оформление аварии осуществлялось при участии сотрудников полиции.

Как сообщалось, 20 октября вступил в силу Административный регламент МВД, который отменяет выдачу участникам дорожно-транспортного происшествия справки о ДТП сотрудниками полиции.

Начальник управления методологии страхования Российского союза автостраховщиков Михаил Порватов сообщал журналистам, что союз и ЦБ РФ планируют принять меры, облегчающие жизнь автовладельцам, которым необходимо оформлять страховые происшествия в рамках ОСАГО после отмены официальных справок о ДТП. Он сказал, что в перспективе предполагается внести изменения в правила страхования по ОСАГО, а до этого времени регулятор опубликует разъяснения на эту тему.

24.11.17 Интерфакс interfax.ru

Развитие технологий меняет потребность страховщиков в специалистах. Отрасли все меньше нужны продавцы ОСАГО, сотрудники колл-центров, юристы, бухгалтеры и специалисты по урегулированию убытков. В страховых компаниях уже начали охоту на IT-специалистов и экспертов в области киберрисков.

В первом полугодии 2017 года доля премий, собранных через интернет, стала рекордной — 1,7%. По данным ЦБ, объем онлайн-продаж страховок составил 11,1 млрд руб. (2,1 млрд руб. годом ранее). Часть страховщиков ждет, что рост сборов через интернет вытеснит с рынка агентов, другие не исключают их ухода только из некоторых сегментов. «Говорить о вымирании офисных и агентских продаж точно не приходится»,— считает директор электронной коммерции «ВТБ Страхование» Дмитрий Литовченко. «Исчезнут вовсе» агенты в ОСАГО, но потребность в профессиональных агентах сохранится еще надолго, говорит глава дирекции розничного бизнеса компании «Ингосстрах» Виталий Княгиничев. «Существуют виды страхования, которые продаются только в агентском канале, например страхование имущества физлиц (ИФЛ)»,— добавляет он.

Агентские продажи в РФ через два-три года ждут изменения, с которыми Германия столкнулась еще в 2000-х годах, когда простые и сложные страховые продукты в основном продавались через агентов. «Сейчас этот канал значительно уменьшился»,— рассказывает зампред правления по продажам страховой компании ERGO Алексис Платонов. Теперь агенты в Германии занимаются консультированием клиентов по сложным продуктам — простые продаются в интернете.

Партнер кадрового агентства «Контакт» Юлия Забазарных отмечает, что агентские сети в страховых компаниях уже сокращаются. В эпоху цифровизации рынок отказывается от бумажных полисов, а привыкшим работать в «полях» агентам компьютерная грамотность дается тяжело, замечает глава отдела маркетинговых исследований СК МАКС Евгений Попков. По словам директора по рейтингам страховых компаний «Эксперт РА» Ольги Скуратовой, доля агентского канала в совокупных страховых взносах страховщиков по итогам первого полугодия 2017 года за год практически не изменилась (26%). Но в ряде страховых направлений статистика не в пользу агентов — так, в страховании от несчастных случаев их доля в сборах в январе—июне 2017 года составила 13% против 19% в 2014 году, в страховании жизни — 6% против 11%, в страховании имущества физлиц рухнула с 56% до 43%, следует из данных ЦБ.

ГСК «Югория» за пять лет почти вдвое сократила штат: с 3 тыс. человек в 2012 году до 1,6 тыс., рассказывает гендиректор компании Алексей Охлопков. «Многие процессы автоматизированы»,— говорит он, в бухгалтерии работают 44 сотрудника вместо 100. Автоматизация, на которую ежегодно тратится около 200 млн руб., на объеме бизнеса отрицательно не сказывается — за 2017 год компания планирует собрать около 10 млрд руб. премий, тогда как в 2013 году с большим штатом собирала около 4,8 млрд руб.

«Процессы первичной обработки данных автоматизируются, отпадает потребность в ручном труде»,— говорит директор по персоналу «Ингосстраха» Вадим Коровин, рискуют потерять работу бухгалтеры-расчетчики и юристы, осуществляющие рутинные операции. «Важны глубокие знания и практические навыки, а те, кто ими не обладает, скоро столкнутся с переводом операционных функций в регионы с более низким уровнем оплаты труда, а затем с автоматизацией и роботизацией рутинных операций»,— прогнозирует он.

На второй план уходят и офисные продавцы полисов: клиенты предпочитают покупки в интернете, рассказывает заместитель гендиректора—директор по персоналу «Зетта Страхование» Анна Тарасова. «Еще больше это касается онлайн-консультаций: их вместо живых сотрудников проводят чат-боты, об окончании срока страховки клиентам напоминают роботы. Теперь нет кассиров, каждый клиент производит оплату безналичным способом»,— добавляет она.

При расчете тарифа ДМС для корпоративных клиентов поиском клиник теперь занимается специальная программа, говорит заместитель главы департамента андеррайтинга медстрахования и страхования жизни СК «Альянс Жизнь» Анастасия Соболева —ускорение расчетов уже составило 20%. В «АльфаСтраховании» в рекрутинге внедрили робот «Вера», который обзванивает кандидатов. «Автоматизация подбора персонала (робот сам ищет резюме, обзванивает соискателей и автоматизирует процесс приема на работу) позволяет сэкономить более 2 млн руб. на единицу персонала»,— говорит Анна Тарасова.

Страховщики видят большой потенциал в замене специалистов современными технологиями. Евгений Попков прогнозирует, что развитие искусственного интеллекта и нейросетей в перспективе может отправить в историю профессию андеррайтеров (тех, кто занимается оценкой рисков). «Машины смогут делать это объективнее, точнее, быстрее и на основе куда большего количества факторов, чем специалисты страховых компаний»,— считает он.

Роботизация может затронуть и специалистов, которые занимаются оценкой ущерба по Единой методике расчета стоимости убытка в ОСАГО. Анна Тарасова считает, что будут преобразованы и офисы урегулирования убытков: типовая операция сбора документов перейдет в онлайн. Интернет-технологии при урегулировании убытков в первом полугодии 2017 года уже применяли 58% компаний (годом ранее — менее половины), 45% страховщиков принимают заявку на урегулирование через сайт, отмечают в «Эксперт РА».

Кто нужен отрасли

Больше всего страховщикам нужны ИТ-специалисты — это вызвано как развитием новых технологий, так и ужесточением надзора. С 2018 года страховщики должны перейти на отчетность в формате XBRL (стандартизированный формат сбора и обработки отчетности на основе МСФО). «Количество вакансий программистов и разработчиков растет изо дня в день. Огромный спрос на подобных специалистов в банковской сфере, электронной коммерции и прочих отраслях создал колоссальный кадровый дефицит»,— говорит Евгений Попков. По данным агентства «Контакт», рядовому ИТ-специалисту страховщики в среднем предлагают зарплату в 150 тыс. руб., главному специалисту — 225 тыс. руб., директору по ИТ — 550 тыс. руб.

Высоким остается спрос на актуариев (рассчитывают тарифы и резервы), андеррайтеров, страховых методологов, специалистов в области риск-менеджмента. «К сожалению, вузы РФ не готовят специалистов данного профиля»,— объясняет Вадим Коровин. Нужны страховщикам и сюрвейеры (страховые оценщики), которых в России «единицы», отмечает Алексей Охлопков. В его компании сюрвейера вынуждены привлекать при необходимости, что затратно: фиксированная плата составляет порядка $100 тыс. Как правило, услуги сюрвейера оплачиваются за каждый кейс.

27.11.17 Коммерсант kommersant.ru

strahovanieЭксперты рассказали о том, что вкусы российских угонщиков изменились. Если в прошлом году на чёрном рынке был востребован Porsche Panamera, то в этом — кроссоверы Range Rover Evoque. Рейтинг был составлен компанией «Альфа страхование» на основе данных об угонах авто, застрахованных по КАСКО.

На втором месте оказался Lexus LX, следом идёт внедорожник GX этой же модели.

В списке также оказались Land Rover Range Rover, Toyota Camry, Land Rover Discovery, Land Rover Freelander, Jeep Grand Cherokee, BMW 7-series и Hyundai Tucson.

24.11.17 Лайф life.ru

Центробанк работает над расширением льгот при страховании жизни. Об этом рассказал директор департамента страхового рынка Банка России Игорь Жук во время онлайн-марафона «Деньги для дела» в Facebook.

«Это наша перспектива, это наше завтра, — сказал представитель ЦБ. — Мы бы хотели, чтобы страховые компании аккумулировали деньги населения по пенсионному страхованию, по страхованию жизни, на детей, на образование, на старость и чтобы эти затраты были отнесены на себестоимость. Я думаю, что в ближайшее время такие поправки в законы будут внесены, в эту сторону мы смотрим, думаем и работаем».

Страховщики в свою очередь выступают за расширение суммы, с которой возможен налоговый вычет при страховании жизни, сейчас налоговый вычет в накопительных и инвестиционных страховых программах существенно ниже, чем при других видах инвестирования.

Также прорабатывается вопрос о включении затрат на страхование в себестоимость для предпринимателей не только при обязательных видах страхования. «Если вид страхования обязательный, то расходы на страхования относятся на себестоимость. К сожалению, их не так много», — пояснил Жук.

В ряде случаев наличие страхования — преимущество для работодателя, подчеркнул представитель регулятора и пояснил, что включение страхования в социальный пакет может быть конкурентным преимуществом.

24.11.17 Банки.ру banki.ru

Российский союз автостраховщиков подготовил очередной рейтинг регионов, проблемных с точки зрения мошенничества и убыточности по ОСАГО за прошедшие девять месяцев 2017 года. Тенденция роста мошенничества и убыточности сохраняется: эти показатели снова выросли по сравнению с прошлым годом.

Как сообщает пресс-служба РСА, средняя выплата по ОСАГО превышает 100 тыс. рублей в 14 регионах России, при этом в среднем по стране она составляет 79,5 тыс. рублей. К регионам с высокой выплатой относятся Адыгея, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия – Алания, Краснодарский и Ставропольский край, Ингушетия, Ивановская, Ростовская, Амурская, Нижегородская и Ульяновская области, Камчатский край и Чеченская Республика.

«Зачастую высокие выплаты спровоцированы автоюристами, которые выкупают права требования к страховым компаниям у пострадавших в ДТП, а затем обращаются в суд, неправомерно увеличивая сумму реального ущерба. В результате таких мошеннических действий в карманах недобросовестных автоюристов оседает в разы больше денег, чем должна заплатить страховая компания. Из-за подобных махинаций число регионов со средней выплатой по ОСАГО выше 100 тыс. рублей выросло в два раза по сравнению 9 месяцами 2016 года», — пояснил президент РСА Игорь Юргенс.

Значительно ухудшил свое положение в рейтинге по сравнению с 9 месяцами 2016 года Приморский край — регион переместился с последнего места (40 место) желтой зоны, ситуация в которой расценивается как пограничная, в красную зону (крайне неблагополучная зона) на 15 место. Кроме того, аналогичным образом изменили свои позиции в рейтинге Липецкая область (переместилась с 13 на 6 место) и Оренбургская область (переместилась с 12 на 7 место).

Положительная динамика наблюдается в Краснодарском крае (уменьшилась частота страховых случаев), Челябинской области (уменьшилось отношение судебных выплат к несудебным) и Республике Татарстан (уменьшилось число судебных выплат в отношении к сумме основного требования).

В целом по России частота страховых случаев по итогам 9 месяцев 2017 года составила 5,8% (по итогам 9 месяцев 2016 года — 5,4%), средняя выплата – 79,469 тыс. рублей (за 9 месяцев 2016 г. – 69,146 тыс. рублей), отношение судебных выплат к несудебным – 14,1% (за 9 месяцев 2016 г. – 13,8%), отношение судебных расходов к сумме основного требования – 108% (за 9 месяцев 2016 г. – 99%), уровень выплат с учетом нормы РВД – 103% (по итогам 9 месяцев 2016 г. – 82%).

24.11.17 Вести.ру vesti.ru

strahovanieВладелец «Ренессанс страхования» Борис Йордан раскрывает подробности сделки на 27 млрд руб., размышляет о проблемах финансового рынка и рассказывает о личных инвестициях в производство медицинской марихуаны.

Борис Йордан наконец завершил объединение финансовых активов своей группы «Спутник» и НПФ «Благосостояние» – в сделку вошло около 10 компаний. Контроль над новой структурой (52,1%) будет у Йордана, «Благосостояние» получит 35,8%, у Baring Vostok будет 12,1%. Как сообразить сделку на троих с западным инфестфондом и российской госкомпанией, («Благосостояние» контролируется РЖД), кем он, потомок российских эмигрантов в США, себя ощущает – русским или американцем, как распределены его инвестиции между двумя странами, Йордан рассказал «Ведомостям».

– На сайте англоязычной «Википедии» пишут, что вы американский бизнесмен, а на русскоязычной – просто бизнесмен. А вы сами себя чьим считаете?

– Я уже 26 лет живу в России, и самое смешное, что в американской прессе пишут, что я российский бизнесмен, а в России – что американский.

У меня американское гражданство, но русское происхождение. Лучше всего это объяснил мне отец. Я спрашивал: «Папа, а кто я вообще? Откуда я? Наверно, я американец?» А он говорил: «Вот скажи, если муха рождается в конюшне, она лошадь?» Видимо, ты тот, кто ты по национальности, хотя и гражданство важно. Америка – редкий пример по-настоящему многонациональной страны.

Большая сделка

– О вашей сделке с НПФ «Благосостояние» говорили уже давно. Почему так долго готовили ее?

– В России сейчас главная проблема заключается в том, что вообще нет рынка капитала. Его нет из-за кризиса, финансовый сектор находится под таким давлением, что многие инвесторы не хотят вкладывать в финансовый сектор. Поэтому наша сделка была выстроена с таким партнером, как «Благосостояние», который был заинтересован в том, чтобы консолидировать свои страховые активы с нашими. «Благосостояние» объединяет свои небольшие страховые активы с группой «Ренессанс страхование» и получает долю в крупной компании. Таким образом, обе группы получают большую синергию, а «Благосостояние» еще и существенную миноритарную долю в объединенной компании.

Вторым партнером выступает международная группа Baring Vostok, которая известна своими инвестициями в успешные технологичные и финансовые проекты, такие как «Яндекс» и «Тинькофф банк». И мы рады, что у нас такой стратегический инвестор.

На фоне того, что происходит в финансовом секторе, где банковский кризис, санации и банкротства, мы смогли провести самую крупную сделку за последние 10 лет – 27 млрд руб. на российском рынке с участием международного капитала. Это говорит о том, насколько качественная сама компания и что можно делать рыночные сделки даже в таких неблагоприятных рыночных условиях.

– У вас непростой партнер – НПФ «Благосостояние». Любая госструктура в сделке – это всегда очень много согласований, это бюрократия, от нее никуда не деться. Почему РЖД?

– В России с точки зрения политической и экономической ситуации большой плюс иметь и русского, и международного инвестора. В мировой практике идеальным считается сочетание трех стратегических инвесторов: страховой компании, пенсионного фонда и международного инвестора. Такая комбинация партнеров – качественный фундамент для дальнейшего развития бизнеса. Глобальными страховщиками в основном владеют пенсионные фонды. И мы считаем, что вышли на идеальную структуру капитала.

– В целом у нас многие крупные госкомпании стараются избавиться от непрофильного бизнеса, и в общем-то для РЖД финансовый бизнес – непрофильный. Есть какая-то договоренность с партнерами в случае, если РЖД захочет его продать?

– Я не хочу говорить за «Благосостояние», этот вопрос лучше им задавать. Но, с точки зрения самого фонда, он, наоборот, улучшил свою позицию. Когда произойдет акционирование «Благосостояния», страховые активы вместе с задолженностями больше не должны будут консолидироваться, потому что их доля в объединенной компании только 35,8%. Так что эта сделка, наоборот, помогает РЖД.

– А вы сами как будете действовать в этом случае?

– У нас в акционерах – пенсионный фонд. Единственное, что может поменяться для нас, – это управляющие фонда, если после акционирования в 2018 г. будет решено продать фонд.

– Сделка уже закрыта? Кто будет управлять компанией?

– Да, 21 ноября мы закрыли сделку, по условиям которой в объединенную группу войдет несколько компаний. «Ренессанс страхование» и «Ренессанс жизнь» будут объединены с «Интач страхованием» и страховой компанией «Благосостояние», а также их негосударственным пенсионным фондом. С нашей стороны также участвует в сделке управляющая компания «Спутник – управление капиталом» и медицинская компания «Медкорп». Весь классический страховой бизнес возглавит Юлия Гадлиба, страхование жизни – Олег Киселев, управляющую компанию – Александр Лосев. Стратегическим управлением всей группы буду заниматься лично я.

– Какова сумма инвестиций партнеров?

– Группа «Спутник» вкладывает свои активы плюс деньги, НПФ «Благосостояние» – страховые компании, деньги и один объект недвижимости, который нас заинтересовал. Это большое здание в «Крокус сити», может быть, мы туда переедем. И Baring Vostok вкладывает чисто кэш, 3 млрд руб. Общая сумма вложений составляет около 18 млрд руб.

– В последние годы страховые компании консолидируются вынужденно: нужно выполнять более жесткие требования регулятора, непонятно будущее ОСАГО, условия ведения бизнеса часто меняются. Вы для себя эту сделку как определили? Она для вас вынужденная?

– Мы очень тесно работали с Банком России. И вообще я хотел бы высказать, что та работа, которую сейчас проводит ЦБ – как минимум в страховой отрасли, – очень правильная. Большая проблема была в том, что балансы компаний не отражали их реальные финансовые проблемы. Их владельцы строили компании-пирамиды: продавали дешево страховые полисы и не думали о клиентах.

Для компаний, которые по-настоящему и законно занимаются бизнесом, это неблагополучная ситуация, но сегодня регулятор закрыл большинство таких компаний. Они еще существуют, но сами по себе маленькие. Самая большая проблема для рынка – это «Росгосстрах», но сейчас ЦБ с этим разбирается, и, я думаю, компания будет работать по рыночным правилам.

Все сделки, я считаю, в какой-то мере вынужденные. Я не продаю долю и не беру деньги себе в карман – все деньги идут в компанию, на ее развитие. И активы, которые мы консолидируем, тоже идут в компанию. Для нас это укрупнение. В страховом бизнесе практически невозможно существовать без больших объемов. Это не высокомаржинальный бизнес, если сравнивать с такими компаниями, как «Яндекс», где маржа 40%, наверное. В страховом бизнесе маржа максимум 5%.

– Это больше, чем у некоторых банков.

– Банки пережили очень большой кризис. Если посмотреть на банк Тинькова, то у него маржа больше 5%.

– Таких, как он, немного.

– Банковский сектор в России не очень правильно функционировал. Сейчас после всех изменений Центробанк фактически заставляет банки работать на рыночных условиях. Но из-за того, что большинство из них не были докапитализированы, они исчезают с рынка. Но я думаю, что в ближайшие 5–10 лет (ЦБ смотрит на такие сроки) будет восстановление банковского сектора. То, что делает сегодня ЦБ в России, французские, итальянские, испанские регуляторы не хотят делать!

То есть ЦБ заставляет банки списывать плохие активы, заставляет их резервировать, а тех, кто не может пережить этого, ЦБ либо санирует, либо банкротит. Это правильный подход. Это то, что американцы сделали после кризиса 2008 г. Такая жесткая политика: вы выживаете или нет. У американцев, правда, была дополнительная помощь со стороны государства, и государство на этом заработало – не потеряло, а заработало деньги. Но европейские банки этого не сделали, они отягощены плохими активами, и это не дает им полностью выйти из кризиса.

В страховом секторе то же самое. Пока еще не ввели закон о санации, но он ожидается в ближайшее время.

– Как и нет закона о санации пенсионных фондов…

– Да, как нет о пенсионных фондах. Поэтому ЦБ или закрывает страховые компании, или, как в случае с «Росгосстрахом», доля которого на рынке ОСАГО еще недавно была 30%, вынужден санировать через банк. Я согласен с политикой, которую проводит ЦБ. Конечно, лучше было бы проводить ее в хорошие времена, а не такие трудные, как сейчас.

Наша сделка была вынужденная, но в каком плане? Нам нужно было расти, а для этого необходимо добавить активов, чтобы соблюдать новые правила ЦБ. Эта сделка была выгодна как для группы «Благосостояние», так и для группы «Ренессанс страхование», а Baring Vostok купила актив по хорошей цене. Компания вроде «Ренессанс страхования» в Азии имела бы капитализацию $1,5–2 млрд. А здесь – около $500 млн. Если ты долгосрочный инвестор, как НПФ «Благосостояние» и Baring Vostok, то смотришь не на три года вперед, а на семь лет, и при восстановлении рынка это будет очень успешная инвестиция.

– Если вам не нужно было бы менять активы на более ликвидные, вы бы пошли на эту сделку?

– Я бы все равно ее сделал. Потому что она дает в достаточно трудное время качественный рост бизнеса – где-то на 15%.

— Какие активы «Ренессанс страхования» должны были быть заменены?

– Это разные инвестиции группы «Спутник», которые не соответствовали новым требованиям ЦБ по качеству и ликвидности, которые мы держали на балансе «Ренессанс страхования». Многие из этих правил изменились во время кризиса в финансовом секторе, поэтому мы провели сделку, которая помогла их изменить.

– А эти активы не были связаны с фондами Анатолия Мотылева?

– Я продал этот бизнес четыре года назад, и он не имеет ко мне никакого отношения сейчас. (Семь НПФ группы Анатолия Мотылева в 2015 г. лишились лицензии. Один из них Мотылев в 2013 г. купил у Бориса Йордана. – «Ведомости».)

– А в целом судьба объединенной компании какова? Вы планируете ее продать совместно?

– Мы все профессиональные инвесторы: и «Благосостояние», и Baring Vostok. У них, как и у нас, период инвестирования от трех до 5–7 лет. Потом мы будем продавать, если только это будет выгодно нашим акционерам.

Борис Йордан Владелец группы «Ренессанс страхование»

Борис Йордан — Владелец группы «Ренессанс страхование»

Родился в 1966 г. в США. Окончил Нью-Йоркский университет со степенью бакалавра в области российско-американских экономических отношений
1989- Работал в GPA Capital, уходил из компании с должности вице-президента
1992- Управляющий директор инвестиционного банка Credit Suisse First Boston в Лондоне, затем управляющий директор этого банка в Москве
1995 — Учредил и возглавил банк «Ренессанс капитал», в 1998 г. – международную инвестиционную группу «Спутник»
2006- Лично возглавил «Ренессанс страхование» (ключевое направление инвестиций группы «Спутник» в России)

– Деньги, которые будут выручены от сделки, вы их реинвестируете? Куда?

– Все деньги идут в группу «Ренессанс страхование», на ее развитие. Одна из наших стратегий – создать собственный медицинский холдинг. У нас в планах выделить бизнес медицинского страхования в другую компанию, которая пока рассматривается под названием «Ренессанс здоровье». Эта компания объединит наш страховой бизнес по ДМС, собственные клиники и несколько технологичных медицинских сервисов.

Я не люблю ничего придумывать в России, люблю делать то, что уже было доказано много раз. И если посмотреть на структуру медицинских страховых холдингов во всем мире, они выделяются из страховых компаний.

– Будете вкладывать только вы или «Благосостояние» тоже?

– Мы все втроем.

– А размер инвестиций можете раскрыть?

– Эти активы в ближайшие 12 месяцев будут выделены. Сегодня там три компании, но в итоге будет четыре. Мы считаем, что в России сервисная часть медицинского рынка в начале развития и вместе с нашей очень большой клиентурой в страховании жизни это создаст большую синергию. Такая модель уже много раз использована на Западе, т. е. мы ничего нового не придумали.

– Какие у вас и партнеров ожидания от сделки? Условно говоря, чего компания должна добиться через 5–7 лет, чтобы вы смогли нам в интервью сказать: «Классная была сделка»?

– Мы хотим утроить стоимость компании с 27 млрд руб. в течение 3–5 лет. Вот наша цель сегодня. И мы считаем, что можем это сделать за счет органического роста и новых приобретений.

– Это в основном будет страховой бизнес?

– Страхование жизни, страхование имущества, медицинский бизнес и управление активами – вот наши основные четыре бизнеса.

На самом деле страховой бизнес очень интересен, он показывает реальное развитие экономики. Смотрите, бедные люди не покупают страхование, потому что, во-первых, оно им не нужно, а во-вторых, дорого. Богатые люди тоже не покупают, потому что сами страхуются своими активами. А вот средний класс – это мировая практика – именно те, кто покупает страховые продукты. И мы видим сейчас рост рынка как «жизни», так и «не-жизни»: восстановление страхования авто, особенно при падении банковских ставок. В 2008 г. было продано около 3 млн новых автомобилей, в прошлом – около 1,4 млн, в этом году мы ожидаем 1,6 млн, а уже в следующем – больше 2 млн авто.

Ожидания в страховании

– У нас страхование в стране работает только, если вас кто-то обязывает купить страховку: государство, кредитор…

– Во всем мире есть полисы, которые продаются, и есть полисы, которые покупаются. Полисы, которые продаются, – это страхование жизни. Это нужно продать. Нужно объяснить преимущества, риски и т. д. В основном страхование жизни во всем мире продается, а авто – покупается. Вот я два года назад приобрел хороший объект недвижимости в Майами, во Флориде. Если бы я его не застраховал, у меня были бы большие потери из-за недавнего урагана. Я, естественно, его застраховал. Но в России же то же самое. У вас средняя зарплата, вы взяли ипотеку и построили себе квартиру. И вдруг у вас залило эту квартиру или, не дай бог, сгорел дом, вы банкрот, если не имеете страхового полиса. Вы потеряли весь свой капитал. Или если вы купили новый автомобиль, каско купите? Купите. Я практически никого не знаю, кто не покупает каско. Эти полисы покупаются.

– Потому что ОСАГО не работает, это тоже вынужденная мера.

– ОСАГО работает, проблема с ним другая.

– Это давно превратилось в налог на авто. Как платится транспортный налог, по такому же принципу мы покупаем ОСАГО.

– Мое мнение, что давно нужно было объединить ОСАГО и каско и сделать один полис.

– А ведь были такие полисы.

– Да, ДАГО. Нужно было просто объединить, сделать это рыночным продуктом. Но либерализация тарифов по ОСАГО, которая сейчас активно обсуждается, позволит сбалансировать тариф и решить проблемы с доступностью ОСАГО.

– Убытки по страхованию тянутся еще год-два, у вас этот период уже прошел?

– Эти хвосты прошли. Почему потом создали «единого агента»? Мы и некоторые другие страховщики ушли из проблемных регионов, и полисы некому стало продавать. Но, скорее всего, «единый агент» будет отменен в 2018 г. благодаря введению новой системы «е-Гарант». В целом мы видим, что ситуация выравнивается, начинается движение в правильном направлении.

– Закон о натуральном замещении повлияет на ситуацию?

– Прошло мало времени, и пока непонятно. Нет статистики по судам и по стоимости ремонта. У нас с мая было подано только восемь судебных исков. Невозможно рассматривать это как статистику. Я думаю, поэтому ЦБ ждет.

– А когда будет набрана критическая масса?

– Где-то год должен пройти. В мае, после президентских выборов, ЦБ будет вынужден решить эту проблему.

– За эти пять лет как у вас изменился комбинированный коэффициент убыточности?

– Как только мы вошли в систему «единый агент», у нас сильно скакнула убыточность по ОСАГО. За полгода коэффициент вырос с 89 до 95,5%.

– Какие у вас прогнозы относительно крупных страховщиков – будет ли консолидация?

– Я считаю, что будет объединение компаний. В России произойдет то же, что на Западе: банки заставят продать страховые компании. Раньше все крупные американские и европейские банки имели свои страховые компании. Сейчас ни у одного банка больше нет страховой компании. Продали все. В основном из-за того, что им было невыгодно держать страховщиков на балансе, потому что доходность по капиталу у банков падала. Из-за новых требований к капиталу по условиям «Базеля III» банки были вынуждены продать своих страховщиков.

– Как вы оцениваете столь бурный рост рынка инвестиционного страхования жизни (ИСЖ)?

– Я считаю, что ИСЖ в том виде, в котором он сегодня представлен, не будет существовать в долгосрочной перспективе. Нынешний ИСЖ слишком короткий продукт для страхования жизни, он в основном трехлетний. И по нему есть вопрос по доходности для клиента. ИСЖ в формате от пяти до семи лет будет поддерживаться реальными рыночными активами. Такой продукт имеет большую перспективу на российском рынке.

– В этом году истекают первые трехлетние полисы, и все очень ждут, какой будет фитбэк от общественности, потому что у ЦБ прогнозы, что люди будут недовольны доходностью, поскольку декларируемая доходность и реальная вряд ли будут совпадать.

– Мы осознаем недостатки ИСЖ, поэтому сегодня сконцентрировались на накопительном страховании жизни (НСЖ), которое для клиента более правильный продукт. НСЖ – это долгосрочный 10–15-летний продукт, который имеет существенно выше доходность для клиента, чем ИСЖ.

– Почему вы считаете, что ставка на НСЖ оправдает себя?

– Ваше поколение начинает думать о детях, семье и покупает НСЖ – это долгосрочное, 10–15-летнее страхование. У меня такое страхование есть в США. У меня пять детей, и я беспокоюсь об их будущем. У меня есть такой полис, не дай бог, со мной что-то произойдет. Плюс он накопительный. Это способ экономить деньги более консервативный, чем выход на фондовый рынок. Понимаете? И он интересный с точки зрения налогов. После президентских выборов в России, я уверен, налоги поднимут, потому что ни в одной стране мира нет такого низкого подоходного налога. А страхование жизни дает налоговые льготы. Почему в США эти полисы покупают? Потому что государство так помогает населению сберегать, дает налоговые льготы – вы не платите налоги на те деньги, которые откладываете на долгосрочное страхование. Таким образом, регулятор создает рынок длинных денег и к тому же дает налоговую льготу населению.

В России уже заметно движение в эту сторону, есть налоговые льготы, и, как только поднимут налоговую ставку, этот рынок будет активно развиваться. Мы считаем, что у длинного страхования жизни очень большие перспективы. И у нас весь фокус на этом, а раньше мы продавали в основном краткосрочные продукты. Мы первые запустили кредитный продукт – страхование жизни вместе с кредитом.

– Это был «Хоум кредит»?

– Да.

– А сейчас вы как продаете?

– Если посмотреть на мировые рынки страхования жизни, все так и развивались. Все. Начинают с самого короткого продукта через банки, затем переходят на трехлетний инвестиционный продукт. Потом уже, как только люди начинают понимать суть этого страхования, переходят на долгосрочный продукт, который во всем мире большинство покупает, т. е. на 10–15-летний полис. Российский рынок как раз переходит в эту часть. В следующем году, я думаю, будет сильное падение по ИСЖ. ЦБ сам не только одобряет НСЖ, но и развивает. Это правильный продукт, который во всем мире продается успешно.

– Для этого нужно закончить чистку, чтобы компания могла просуществовать 10 лет.

– В страховании, я думаю, чистка на 90% закончена. 85% премий по ОСАГО приходится на топ-10 страховых компаний. А все компании из топ-10 входят в список системообразующих компаний, и ЦБ ведет интенсивный надзор над активами. Мы каждый день сдаем все данные об активах в ЦБ. В банковском секторе эта чистка только сейчас происходит и будет какое-то время еще идти, в страховом секторе ее провели достаточно быстро и закрыли большинство проблемных компаний.

22.11.17 Ведомости vedomosti.ru

Реклама: