Виртуальная газета страхового рынка — новости, страховая аналитика, полезная информация, лучшие предложения страховых компаний России !!!

Президент Национального союза агростраховщиков Корней Биждов в интервью РБК Краснодар рассказал последствиях введения единой субсидии и спорах с Минсельхозом по защите сельхозпроизводителей.

— Какие значимые перемены произошли, на ваш взгляд, в сфере агрострахования за последний год?

— К сожалению, кардинальных прорывов в отрасли не произошло. Особенно это касается сферы субсидирования агрострахования с господдержкой. Связано это с двумя ключевыми факторами прошедшего года. Первый фактор — это введение консолидированной субсидии. Если раньше субсидии на страхование сельхозотрасли прописывали отдельной строкой, и регионы, как правило, не имели права направлять их на другие виды господдержки, то сейчас регионы получили полное право субсидировать те виды производственной деятельности, которые они сами считают приоритетными.

Для региональных властей (в т.ч. для Краснодарского края) это хорошо: в соответствии с целевыми показателями появляется возможность маневрировать в вопросах финансирования, исходя из интересов субъекта федерации. Однако в то же время при таком раскладе страхование уходит на второй план, и о возможных ЧС природного характера и их влиянии на будущий урожай мало кто задумывается.

Второй фактор — это принятие нормативной базы по определению страховой стоимости. Это подзаконный акт, который выходит ежегодно и принимается он, как правило, не позже марта. В 2017 году был принят только в декабре. Это прямая недоработка федерального Минсельхоза: она тормозила даже те регионы, которые запланировали субсидирование агрострахования.

— В этом году удалось достичь какого-то прогресса в этом вопросе?

— Прорыва, как я уже говорил нет, но позитивные перемены заключаются уже в том, что в большинстве заинтересованных структур — Банк России, органы федеральной исполнительной власти, Госдума РФ, Совет Федерации, союзы аграриев — понимают ошибочность включения поддержки агрострахования в единую субсидию.

НСА выступил инициатором законодательных изменений в ФЗ-260 «О господдержке в сфере сельхозстрахования», предложив поправки, которые бы предоставили возможность выбора страховых программ и страховых продуктов как регионам, так и аграриям. На сегодняшний день закон этого не позволяет, так как в нем слишком жестко прописаны условия страхования с господдержкой. Мы согласовали основные изменения с Минсельхозом, Минфином и Банком России. Надеялись, что их примут уже этой весной, однако, скорее всего, их рассмотрят во время осенней сессии Госдумы.

Отмечу, что администрация Краснодарского края тоже понимает эту проблему. В апреле в Краснодаре состоялось совещание, на котором рассматривались вопросы страхового рынка Кубани. Речь шла и об агроростраховании, что закономерно: Краснодарский край — один из крупнейших сельскохозяйственных регионов России, инвестирующий в АПК миллиарды рублей.

В резолюции, принятой по итогам совещания, администрация Краснодарского края рекомендовала региональному министерству сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности рассмотреть возможность выделения господдержки сельхозстрахования из «единой» субсидии в отдельное направление. Или в качестве переходной меры придать этим расходам защищенный статус в рамках «единой» субсидии.

В целом, на наш взгляд, защита рисков сельхозпроизводителей — это даже не региональная задача, а федеральная. Это единственный вид субсидий, которому посвящен отдельный федеральный закон. Все остальные регулируются подзаконными актами. Мы неоднократно направляли свои предложения в Минсельхоз. В частности, мы предлагали изъять из единой субсидии поддержку агрострахования, либо придать этому направлению в рамках субсидии защищенный статус.

— Как повлияло на показатели 2017 года введение единой субсидии?

— Лучше всего об этом скажут цифры. Если в 2016 году объемы агрострахования с господдержкой составляли 8,5 млрд рублей, без господдержки — 1,2 млрд рублей, а в сумме — 9,7 млрд рублей, то в 2017 году — это только 3,9 млрд рублей. Из этой суммы страхование с господдержкой —2,4 млрд рублей.

В Краснодарском крае объем рынка агрострахования сократился на 81%. Если в 2016 году это было 1,6 млрд рублей, то в прошлом году — только 299,3 млн рублей, причем 287,9 млн рублей из этой суммы составила доля добровольного страхования агрорисков. На страхование с господдержкой пришлось всего 11,4 млн рублей.

НСА предупреждал, что такой подход с введением единой субсидии неизменно обрушит сферу агрострахования, потому что произошло еще и сокращения объема субсидий. Но это не главное. Главная сложность заключается в том, что этот вид поддержки поставили наряду с теми видами, которые напрямую относятся к производственной деятельности.

Допустим, органы АПК Кубани вынуждены выбирать между страхованием и, например, субсидированием племенного животноводства. Что они выберут? Очевидно, что второе. Потому что еще система штрафов существенно влияет на это решение, так как невыполнение показателей по производственной деятельности накладывает определенные взыскания на регион.
Вот эта картина четко показывает, к каким последствиям привела единая субсидия

— Можно ли сказать, что федеральные власти вас не слышат?

— Я так не скажу: проблемы сельхозстрахования реально находятся в центре внимания правительства России и Центрального Банка, который недавно выпустил консультативный доклад по анализу ситуации в сельхозстраховании. Серьезную исследовательскую работу в этом направлении провели Минфин и Минсельхоз. В конце марта в Минсельхозе РФ прошло специальное совещание по вопросам развития агрострахования с участием региональных органов власти, занимающихся вопросами агропромышленного комплекса, и страхового сообщества. Такое мероприятие прошло впервые за последний год.

Кроме того, вопрос агрострахования был первым на Совете Законодателей в Санкт-Петербурге, состоявшемся в конце апреля. Поэтому я не был бы таким категоричным.

— Вы активно популяризируете необходимость страхования среди сельхозпроизводителей. Стали ли больше аграрии интересоваться этим вопросом?

— Во-первых, мы обязаны это делать. Одно из функциональных назначений нашего союза — это информирование, разъяснительная работа с аграриями. Во-вторых, точно так же поступают агростраховые союзы во всем мире.
Замечу, что не только агрострахование — вообще никакой вид страхования не вызывает нигде в мире ажиотажного спроса.

Поэтому очень важна работа НСА в этом направлении, а также разъяснения аграриям — особенно в части порядка заключения договора, оформления документов, получения страховых выплат. Такая системная работа позволяет добиться прямого контакта с фермерами и знать их реальные потребности.

Мы точно понимаем, что у большинства крупных аграрных холдингов агрострахование является обязательным элементом их бизнеса. К примеру, в конце марта агрохолдинг «Кубань» получил 145 млн рублей в качестве страховых выплат за потерю части урожая.

— Насколько показательным или прецедентным можно назвать этот пример?

— Обычно такие новости сначала делают много шума среди аграриев, но затем они о них быстро забывают. К сожалению, подобные новости не часто находят освещение в СМИ, хотя прецедентов возникает немало. К примеру, в Липецкой области были крупные выплаты из-за вспышки африканской чумы свиней — там речь шла о единовременной выплате в 200 млн рублей. Были крупные выплаты сельхозпроизводителям после масштабного наводнения на Дальнем Востоке в 2013 году.

Когда страдают крупные хозяйства, особенно, когда речь идет о таких рисках, как АЧС — это, как ни странно, положительно влияет на отрасль агрострахования. Например, Союз свиноводов стал одним из наших союзников в продвижении вопроса о выведении агрострахования из единой субсидии. Такого же мнения придерживаются в Белгородской области.

Ситуации, аналогичные «Кубани», случаются довольно часто. Конечно, крупные выплаты мы всегда стараемся освещать. И это тоже один из способов убедить аграриев, что они реально защищены.

— Какие направления сейчас страхуются чаще всего?

— Падение в сфере агрострахования в прошлом году произошло только в растениеводстве, страхование животных осталось и даже немного приросло. Это произошло потому, что страхование сельхозживотных легче обслуживать — в части заключения договоров и затрат на оформление выплаты. Кроме того, резкий спрос на страхование начался после вспышек АЧС: у нас были регионы, в которых поголовье застрахованных сельхозживотных достигало 90% — например, Брянская и Тамбовская области.

Почему? Потому что там крупные аграрные холдинги, связанные, прежде всего, с выращиванием скота. И они, естественно, страхуют свои финансовые риски, так как без страховой защиты они не могут обслуживать свои кредиты. Но главное, что они сами понимают, что без надежной страховой защиты развивать инвестпроекты нельзя.

Несмотря на то, что 2017 году наиболее востребованным оказалось страхование животных, уверен, что растениеводство тоже не должно выпадать из поля страхового покрытия. В прошлом году был рекордный урожай, и все же в 32 регионах объявили локальные чрезвычайные ситуации из-за погодных условий, в связи с чем многие хозяйства оказались на грани разорения.

— Кубань станет пилотным регионом для внедрения индексного страхования АПК. Расскажите подробнее об этом проекте.

— Изменения в ФЗ-260, инициированные Национальным союзом агростраховщиков, как раз направлены на то, чтобы внедрить максимальное разнообразие страховых программ для аграриев. И одно из этих направлений — так называемое индексное страхование. Чем оно привлекательно для аграриев? Это минимальный подготовительный период для заключения договора и минимальные сроки возмещения страховых выплат.

Но там есть одна особенность. Методология этого вида страхования построена таким образом, что от сельхозпроизводителя требуются серьезные статистические данные. Причем, в этом случае обойтись статистикой за три года нельзя — должна быть история урожайности, если это индекс урожайности, а также история изменения климатических условий, если это индекс погоды.

В этом смысле Краснодарский край — очень благоприятный регион, поэтому его и выбрали для апробации этой программы. На Кубани развита система дистанционного зондирования, хорошо постановлена система прогнозирования, поэтому мы обязательно будем тестировать здесь индексное страхование.
Полагаю, что вторая половина 2019 год — это срок для того, чтобы запустить эту программу как пилотный проект.

— Какие прогнозы на 2018 год?

— В 2012- 2016 годах в Краснодарском крае было заключено более 3500 договоров по сельхозстрахованию. Страховые выплаты аграриям составили почти 3 млрд рублей. В 2017 году премии были всего лишь 287 млн рублей, при этом выплаты составили 236 млн рублей. 52% — выплаты по атмосферной засухе, 21% — выплаты в связи с заморозками.

На основании данных НСА и Центра «Антистихия» мы провели ранжирование регионов, и Краснодарский край в этом году попал во вторую группу риска по ЧС для АПК. Этот рейтинг составляется, исходя из трех основных факторов риска, — наличие ЧС в прошлом году, вероятность ЧС в текущем году и размер страховых выплат. Потом мы отправляем эти прогнозы в региональные минсельхозы.

В Краснодарском крае присутствуют два фактора из трех. В Ростовской области и на Ставрополье — три из трех, поэтому они попали в первую группу. По данным на февраль, наиболее проблемные зоны в Краснодарском крае — это Тимашевский, Выселковский и Тихорецкий районы — здесь состояние озимых вызывало серьезную озабоченность, но это не означает, что будет катастрофа — в течение вегетационного периода ситуация может измениться.

В целом, каких-то серьезных чрезвычайных ситуаций пока не прогнозируется, но я напомню, что локальные чрезвычайные ситуации в 2017 году объявлялись в 32 регионах. Например, сильный град, который не затронул территорию всего региона, но одновременно стал катастрофическим для конкретного сельхозпроизводителя, как это было на Ставрополье.

01.06.18 РБК rbc.ru

Документ вступит в силу с 1 января 2019 года.

Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон, распространяющий принципы господдержки на страхование аквакультуры (товарного рыбоводства). Документ, инициированный группой депутатов Госдумы во главе с председателем комитета нижней палаты парламента по аграрным вопросам Владимиром Кашиным, вступит в силу 1 января 2019 года.

Закон распространяет государственные субсидии на договоры страхования различного вида выращиваемых рыб (осетровых, лососевых, сиговых, щуковых, угревых и другие), на разведение беспозвоночных (моллюсков, ракообразных, иглокожих) и на макрофиты (ламинарию беломорскую, ламинарию японскую и сахарину японскую). Рисками по договорам страхования, согласно закону, оказываются вынужденное уничтожение объектов товарной аквакультуры или потеря таких объектов по различным причинам.

В отношении объектов товарной аквакультуры договор сельскохозяйственного страхования должен будет заключаться не менее чем на один год.

Устанавливается перечень событий, в результате воздействия которых проводится страхование рисков утраты (гибели) объектов товарной аквакультуры, а также оказывается государственная поддержка. В их числе: заразные болезни рыб, их массовые отравления, стихийные бедствия, нарушение электро-, тепло- и водоснабжения в результате стихийных бедствий, если условия содержания объектов товарной аквакультуры предусматривают обязательное использование электрической и тепловой энергии и др.

По расчетам авторов документа, потребность в средствах из федерального бюджета на возмещение части затрат субъектов аквакультуры на уплату страховых премий по заключенным договорам составит от 8,5 млн до 120 млн рублей, в зависимости от количества страхователей. «Предполагаемый объем, подлежащий страхованию, составляет около 12,5 тыс. тонн продукции аквакультуры», — говорится в финансово-экономическом обосновании к тексту документа.

10.04.18 ТАСС tass.ru

В связи с ограничением доступа к субсидиям аграрии вынуждены увеличить свои затраты на страхование на 19%, сообщает Национальный союз агростраховщиков.

По расчетам НСА, сделанным на основе детализированной отчетности ЦБ и НСА, в 2017 году по договорам страхования, заключенным на условиях без господдержки, аграрии заплатили страховую премию на уровне около 1,5 млрд рублей. При этом в пяти из восьми федеральных округов отмечен рост показателей премии в данном сегменте — в основном за счет увеличения лимитов страховой защиты на один договор.

«Данное явление связано с резким сокращением доступа аграриев к субсидируемому агрострахованию — объем средств господдержки упал на 68% по отношению к 2016 году. Регионы предпочли направить средства на другие цели, — пояснил президент НСА Корней Биждов. — В итоге аграрии страны заплатили за страхование своих рисков без господдержки на 19% больше, чем годом ранее. При этом их совокупная страховая защита по данным договорам увеличилась на 8% (совокупная страховая сумма по ним выросла со 196 миллиардов до 211 миллиардов рублей). Но общая защищенность страхованием агрорисков в стране снизилась на 21% за счет уменьшения сегмента с господдержкой».

По его словам, в 2017 году 90% премии по договорам страхования сельхозрисков, заключенным в России в течение года без государственной поддержки, собрали страховые компании — участницы НСА.

«Этот факт подтверждает позиции союза как профессионального объединения, концентрирующего основной опыт и экспертные знания по страховой защите рисков агропроизводства в России, — сказал президент НСА. — Накопленная членами союза практика может быть использована при расширении условий агрострахования с господдержкой, которое предложено Банком России в проекте консультативного доклада о страховании сельскохозяйственных рисков».

«Особую озабоченность НСА вызывает то, что нестабильное предоставление субсидий препятствует развитию агрострахования на региональном уровне, — подчеркнул Корней Биждов. — Данные показывают, что региональное присутствие страховщиков на рынке агрострахования с господдержкой значительно менее развито, чем в страховании агрорисков в целом. В большинстве случаев в работе системы агрострахования с господдержкой у компаний задействовано менее 25% их подразделений филиальной сети, продающей продукты по агрострахованию. В первую очередь это связано с нестабильностью процессов организации субсидирования. При этом на условиях без господдержки аграриев обслуживают более чем в десяти регионах семь страховых компаний, из которых у четырех страховщиков активно охвачено агрострахованием более 40 регионов, а у двух — более 60 регионов. Хочу отметить, что качественное обслуживание сельскохозяйственного бизнеса, предусмотренное национальной системой агрострахования с господдержкой, требует от страховой компании наработки определенного профессионального базиса на местном уровне, привлечения специалистов и накопления экспертных знаний, учитывающих местную специфику агропроизводства. От всего этого страховщики вынуждены отказываться, если конкретный регион не развивает агрострахование».

19.03.18 Банки.ру banki.ru

Прописывается, когда товаропроизводители смогут рассчитывать на господдержку

Законопроект о распространении системы сельскохозяйственного страхования на аквакультуру Госдума приняла в первом чтении.

Поправками предлагается распространить на объекты товарной аквакультуры действие норм законов о государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования.

Так, изменениями вводятся понятия «объекты товарной аквакультуры», а также «вынужденное уничтожение объектов товарной аквакультуры, а также их потеря и утрата».

В отношении объектов товарной аквакультуры устанавливается срок заключения договора сельскохозяйственного страхования — не менее чем на два года.

Кроме того, устанавливается перечень событий, в результате воздействия которых осуществляется страхование рисков утраты (гибели) объектов товарной аквакультуры, а также оказывается государственная поддержка.

Что страхуется

В проекте закона указывается, что страхование распространяется на рыб (осетровые виды рыб, веслоносовые, лососевые виды рыб, сиговые виды рыб, хариусовые, карповые виды рыб, окуневые, сомовые, серрановые, щуковые, угревые, икталуровые, клариевые, сельдевые, кефалевые, мороновые, латовые, калкановые, камбаловые, цихловые, миноговые), на беспозвоночных (моллюски, ракообразные, иглокожие), а также на макрофиты (ламинария беломорская, ламинария японская, сахарина японская).

Когда рассчитывать на помощь

Оказание государственной поддержки осуществляется при страховании рисков утраты (гибели) объектов товарной аквакультуры в результате воздействия следующих событий: массовые отравления; стихийные бедствия (удар молнии, землетрясение, ураганный ветер, метель, буран, наводнение, тайфуны, цунами, обвал, лавина, сель, оползень, лимнологическая катастрофа); нарушение электро-, тепло-, водоснабжения в результате стихийных бедствий, если условия содержания объектов товарной аквакультуры предусматривают обязательное использование электрической, тепловой энергии, осуществление водоснабжения; пожар.

Подсчитали

Общее количество выращенных объектов товарной аквакультуры в 2016 году по данным отраслевой отчетности составило 177,9 тыс. тонн. Таким образом, указали в Госдуме, исходя из средней стоимости 1 тонны продукции аквакультуры порядка 80 тыс. рублей, рассчитанной на основе действующих договоров страхования объектов аквакультуры, и среднего размера страхового тарифа 1,8% при страховании 177,9 тыс. тонн объектов аквакультуры потребность в средствах федерального бюджета на возмещение части затрат субъектов аквакультуры на уплату страховых премий ориентировочно составит 120 млн рублей.

24.01.18 REGNUM regnum.ru

Банк России предлагает расширить возможности аграриев по выбору условий сельскохозяйственного страхования с государственной поддержкой и рассмотреть перспективы последующего перехода к разработке страховых программ единым объединением агростраховщиков по согласованию с Минсельхозом, Минфином и Банком России. Эти и другие инициативы по развитию системы сельхозстрахования с господдержкой содержатся в консультативном докладе регулятора.

Несмотря на оказываемую государством поддержку, проникновение агрострахования остается на достаточно низком уровне, а премии по нему составляют менее 1% в общем объеме страховых взносов, напоминают в ЦБ.

«Одна из основных причин такой ситуации — фиксированные, негибкие условия страхования. Это приводит к тому, что страховой продукт зачастую, с одной стороны, слишком дорог для аграриев или не в полной мере учитывает специфику их бизнеса и не соответствует требованиям банков по страхованию залогов, а с другой стороны, невыгоден для страховщиков из-за высоких рисков и расходов на ведение дела», — отметили в Банке России.

В мировой практике на уровне закона, как правило, устанавливаются лишь базовые подходы к сельскохозяйственному страхованию, а страховые программы с конкретными условиями страхования, ориентированными на потребности сельскохозяйственных товаропроизводителей, государства и страховщиков, утверждаются подзаконными актами. Подобный подход целесообразно внедрить и в России, отмечается в докладе.

Дополнительными стимулами для развития системы агрострахования могут стать сближение условий страхования с господдержкой с условиями страхования банковских залогов, а также предоставление льгот по иным видам государственной поддержки аграриев при наличии у них договора сельскохозяйственного страхования.

Кроме того, в докладе проанализированы возможные направления совершенствования системы субсидирования в сфере сельскохозяйственного страхования, а также перспективы применения инструментов взаимного страхования, внедрения индексного страхования и подготовки с участием субъектов РФ специализированных страховых программ для малых форм хозяйствования.

12.12.17 Банки.ру banki.ru

В этом году на рынке агрострахования резко снизилось число договоров с господдержкой в растениеводстве. За три квартала хозяйств, застраховавших урожай, стало в 2,5 раза меньше.

В чем причина такой динамики и как можно решить проблему, «РГ» рассказал президент Национального союза агростраховщиков (НСА) Корней Биждов.

Что привело к снижению договоров по агрострахованию в этом году?

Корней Биждов: Закон об агростраховании с господдержкой вступил в силу в 2012 году, в 2012-2016 годах сегмент рос в среднем на 15-20 процентов в год, притом что в целом рынок страхования рос примерно на 10 процентов. Агрострахование с господдержкой и без рынок рассматривал как один из перспективных сегментов. Агростраховщики вложились в развитие направления, обучали специалистов в филиалах, расширяли представительства в регионах, нанимали экспертов, например агрономов.

В 2016 году темп роста агрострахования был 31 процент, но в конце этого же года началось активное обсуждение темы единой субсидии — в нее включили массу видов поддержки, дав регионам право самим решать, на что направлять деньги. Конечно, регионы будут в первую очередь развивать кредитную поддержку, так как это легко реализуемо. НСА неоднократно публично обращался в профильные ведомства — минсельхоз, минфин, что включение агрострахования в единую субсидию неизбежно приведет к сокращению этого рынка. Но даже мы не прогнозировали такого масштабного падения.

Рынок сельхозстрахования в 2017 году обрушился — даже в регионах, где ранее спрос на агрострахование с господдержкой был высоким: например, Белгородская, Самарская области, Краснодарский край не заключили ни одного договора. Одновременно было много локальных ЧС — в 30 регионах, причем в 10 из них не заключили ни одного договора по страхованию рисков в растениеводстве. Убытки аграриев составили около 3,3 миллиарда рублей, из них 1,8 уже подтвержден минсельхозом. Эти потери остались ничем не защищены в 2017 году. Хозяйства требуют прямых выплат из бюджета и, скорее всего, их получат. Но агрострахование с господдержкой во всем мире и в России нацелено на то, чтобы стимулировать крестьян самим защищать свои риски — для того чтобы бюджетные деньги были защищены на случай природных катастроф, агроклиматических колебаний. В 2017 году одно неправильное решение по единой субсидии перечеркнуло эту конструкцию.

Нужно вывести субсидию на агрострахование из единой или решать проблему по-другому?

Корней Биждов: Возможный вариант — внутри единой субсидии установить минимальную долю на агрострахование. А также установить коэффициент интенсивности страхования, застраховав риски, аграрий получает больше господдержки. Этот принцип уже апробирован регионами — в Ростовской области аграрии, застраховавшие посевы, получают погектарную поддержку в большем размере. Точно так же по ЧС — если регион выполнил целевые показатели по агрострахованию, его аграрии могут претендовать на большее возмещение. Если нет, то, например, только на 30 процентов. Этот вариант обсуждается, но пока сложно сказать, когда это будет принято и в какой форме. Мы боремся за то, чтобы эти решения были приняты в 2017 году, чтобы в следующем году хотя бы частично восстановить охват застрахованных площадей.

Только ли единая субсидия ограничивает агрострахование в регионах? Готовы ли страховщики работать с фермерами?

Корней Биждов: Проблема активности страховщиков существует, но она не ключевая. Агрострахование во всем мире — высокоубыточный бизнес. В России из 236 страховщиков только 23 хотят заниматься им. Среди них есть очень приличные небольшие региональные компании, которые обслуживают только определенный тип сельхозпроизводителей своего региона. Эти компании работают не в убыток.

Чтобы увеличить охват и заинтересованность страховых компаний, нужно решить проблемы прозрачности сельхозпроизводства. Даже крупные страховщики не могут проконтролировать, вовремя ли прошел сев, были ли кондиционные семена, как обрабатывали посевы. В некоторых регионах эта процедура отлажена, например на Ставрополье. Но даже в проблемных регионах можно работать. Мы подписали соглашение с Бурятией, где в течение шести лет — засуха. Разработали специальную программу, провели два семинара, убедили нескольких страховщиков там работать. И в этом году застраховано 26 процентов посевов. Информационно-разъяснительная работа по повышению финансовой грамотности аграриев в регионах — одно из ключевых направлений работы НСА, мы его будем активно развивать.

Есть ли проблемы с выплатами аграриям по страховым случаям?

Корней Биждов: В 2012-2016 годах аграрии получили больше 27 миллиардов рублей страховых выплат, из них 15 — только по страхованию с господдержкой. Количество выплат — около 7 тысяч. Отказов за эти годы было 650, судебных споров — около 6-7 процентов от количества выплат. Это минимальные цифры в сравнении с другими сегментами.

У многих фермеров завышенные ожидания как по срокам, так и по процедуре выплат. На практике, чтобы получить возмещение, необходимо собрать пакет документов. Это не прихоть страховщиков, а требование, например, Налогового кодекса — страховое возмещение не облагается налогом. Процедура кажется многим аграриям сложной. Чтобы документально подтвердить, например, засуху, нужна справка от метеорологической службы. Здесь еще проблема в очень низком охвате некоторых сельхозрайонов метеостанциями.

Поможет ли космический мониторинг?

Корней Биждов: Мы хотим использовать его как доказательную базу страхового события. Но это должно быть нормативно закреплено. Сейчас у страховщиков НСА есть бесплатный доступ к космомониторингу на определенной площади. Некоторые страховщики активно используют космомониторинг в преддоговорной работе, на стадии оценки риска. Мы проанализировали результаты его использования и выяснили, что девять самых активных страховщиков контролируют более 76 процентов рынка страхования урожая сельхозкультур.

Какие краткосрочные и среднесрочные задачи по развитию агрострахования вы ставите?

Корней Биждов: Несмотря на масштаб проблемы с единой субсидией, мы рассматриваем ее как тактическую задачу. Мы должны ее решить вместе с органами власти. Стратегическая проблема — это две ветви, аграрии и страховщики, которые должны идти навстречу друг другу. Страховщики должны иметь больше продуктов и отдельных программ, возможностей моделировать свои договора и предложения для конкретных хозяйств в конкретном регионе. Пока это невозможно, надо вносить изменения в закон — они практически уже согласованы всеми заинтересованными ведомствами и, надеюсь, в весеннюю сессию 2018 года будут приняты. Агрария нужно стимулировать, показывать преимущества агрострахования. Менять систему, постепенно и поэтапно изменяя нормативную базу, чтобы, с одной стороны, увеличивать спрос аграриев, а с другой — предложение страховщиков. И не допускать ситуации долгосрочного проигрыша или большого минуса какой-либо стороны.

19.11.17 Российская газета rg.ru

Агростраховщики пытаются удержать объемы сельхозстрахования

Национальный союз агростраховщиков (НСА) готовится обратиться в Минфин с рекомендацией учесть наличие страхового полиса у аграриев при выделении региону, пострадавшему от чрезвычайной ситуации, помощи. Таких регионов уже 30. По прогнозам урожай в нынешнем году будет рекордным, однако аграрии продолжают страдать без страховых выплат, уверяют на страховом рынке.

Как заявил президент НСА Корней Биждов в рамках страхового форума «Вызовы года 2017», его союз готовит обращение в Минфин и правительство с просьбой обратить внимание, какую часть единой субсидии пострадавшие регионы выделили на страхование, в случае если им будет оказываться помощь при чрезвычайных ситуациях.

По состоянию на середину сентября режим ЧС ввели 30 регионов. В минувшую пятницу на совещании у главы правительства Дмитрия Медведева по вопросам сезонно-полевых работ отмечалось, что в текущем году урожай будет рекордным. Однако в то же время в 16 регионах было зафиксировано 128 вспышек АЧС, в 11 — 32 вспышки птичьего гриппа. «В отдельных регионах произошла полная гибель посевов»,— отмечают в НСА. При этом в текущем году наблюдается серьезное падение агрострахования с господдержкой: по оценке НСА, показатель снизился на 73%. По состоянию на 1 сентября план Госпрограммы развития сельского хозяйства по страхованию с господдержкой выполнен только на 20% — застраховано 815 тыс. га при запланированных 4,1 млн га. Ущерб аграриям уже оценивается в 3,3 млрд руб. Проблемы испытывают 1185 сельхозпредприятий, пострадали 284,6 га посевов.

Как аграрии остались без страховщиков

В августе, в разгар введения режима ЧС в регионах агростраховщики, стремительно теряющие рынок, убеждали государство в необходимости выделения средств на страхование урожая. Одним из последних аргументов тогда стала статистика по Дальнему Востоку: средств, выделенных из бюджета за пять лет на устранение ущерба от ЧС — 3,2 млрд руб.,— хватило бы, чтобы застраховать посевную площадь, втрое превышающую имеющуюся в регионе. Впрочем, статистика выплат не на стороне компаний — государство тратит на субсидии больше, чем аграрии получают от страховщиков в качестве возмещения ущерба.

26.09.17 Коммерсант kommersant.ru

Число застраховавших сельскохозяйственные риски с господдержкой с прошлого года сократилось почти на 85%

Сельхозпроизводители Дальнего Востока, пострадавшие от ливней и паводков, остались без страховой защиты. Число хозяйств, в первом полугодии застраховавших сельскохозяйственные риски с господдержкой, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилось почти на 85%. Об этом «Известиям» сообщили в Национальном союзе агростраховщиков (НСА). По оценке организации, на страхование аграриев Дальнего Востока потребовалось бы втрое меньше средств, чем на выплаты пострадавшим из бюджета. Страховщики видят причину в отсутствии государственных субсидий, а сельхозпроизводители — в недоверии к страховой отрасли в целом.

Паводки в Приморском крае были вызваны аномальными ливнями, обрушившимися на регион 7–8 августа. По данным краевого главка МЧС, за сутки в регионе выпала 1,5-месячная норма осадков. В зону подтопления попали 34 населенных пункта, более 2 тыс. жилых домов. В них жили 13 тыс. человек. Пострадала и инфраструктура; размыло дороги и железнодорожное полотно.

Ущерб, нанесенный паводком сельскому хозяйству Приморья, еще не подсчитан. Однако, как сообщил губернатор края Владимир Миклушевский, по предварительным оценкам, он составляет 133 млн рублей. Ранее полпред президента в ДФО Юрий Трутнев заявлял, что правительство дополнительно выделит Приморью 555 млн рублей.

На паводковый год пришлось и рекордное снижение числа заключенных договоров по агрострахованию.

— Если в первом полугодии 2016 года дальневосточные сельхозпроизводители заключили 165 договоров по страхованию сельхозрисков с господдержкой, то в первом полугодии этого года — только 19, — посетовал в беседе с «Известиями» глава НСА Корней Биждов.

По его словам, даже в Приморском крае, где аграрии чаще всего используют инструмент страхования, заключены лишь 15 договоров (за аналогичный период 2016 года — 139), всего четыре договора заключили сельхозпроизводители Амурской области.

По мнению главы НСА, причина в сокращении государственных субсидий. Общая задолженность органов управления агропромышленного комплекса Дальнего Востока по субсидированию страховых контрактов 2016 года превысила 54 млн рублей. Это стало дестимулирующим фактором для аграриев и страховщиков, считают в НСА.

С 2012 по 2016 год прямые выплаты из бюджета аграриям Дальнего Востока из-за погодных катаклизмов, по данным организации, превысили 3,2 млрд рублей — в среднем 645 млн рублей в год. При этом объем субсидий на агрострахование за это время составил 173,5 млн рублей — в среднем менее 35 млн рублей в год. Общая посевная площадь в 2016 году на Дальнем Востоке составляла 1,8 млн га.

— Если бы среднегодовые бюджетные выплаты по возмещению ущерба сельхозпроизводителям от чрезвычайных ситуаций направлялись на поддержку страхования посевов, то охват страхованием составил бы 5,5 млн га, что втрое превышает общую посевную площадь региона. Но реалии таковы, что в 2016 году страховой защитой было охвачено только 283 тыс. га — 15% от всей площади, — отметил Корней Биждов. По его словам, в нынешнем году из-за неготовности нормативной базы даже регионы, запланировавшие расходы на страхование, не могут получить страховые выплаты.

Сельхозпроизводители, соглашаясь с тем, что проблема субсидирования существует, отмечают, что доверие к агрострахованию в целом подорвано.

— Страховые компании запрашивают подтверждение на день наступления страхового случая: град, наводнение, суховей и так далее. Однако получить подтверждение по сроку крайне сложно, так как метеослужбы дают справки за декаду, при этом еще и с усредненными данными, — рассказал «Известиям» глава Национального союза зернопроизводителей Павел Скурихин. Кроме того, добавил он, региональные страховщики порой не могут покрыть огромные убытки от катастроф и большинство из них после подобных случаев просто банкротятся. Масштабные возмещения иногда оказываются «не по карману» даже крупным федеральным компаниям.

Некоторые товаропроизводители говорят о более продвинутых способах защиты от погодных рисков, нежели традиционное страхование. Например, директор по развитию торгового дома «Бакалейщик» Алексей Рубцов в беседе с «Известиями» отметил, что альтернативой страховым полисам могли бы стать фьючерсные и опционные контракты.

— Этот инструмент пользовался бы спросом. Мы могли бы более гибко хеджировать риски. Засухи, снегопады, наводнения, температурные скачки — всё это отражается на цене товара прежде всего за счет транспортировки. Скажем, если температура летом превышает 25 градусов, это добавляет к цене 10–15%, и на эту же величину товар дорожает при повышении температуры на каждые пять градусов, — рассказал Алексей Рубцов.

Погодные катаклизмы — довольно частое явление на Дальнем Востоке (например, четыре года назад на Приморье обрушился тайфун Лайонрок). По мнению специалистов, чтобы избежать роста бюджетных расходов на покрытие ущерба сельскому хозяйству региона, необходимо либо субсидировать агрострахование, либо развивать рынок деривативов.

21.08.17 Известия izvestia.ru

Компании не теряют надежды продолжить выплаты

В разгар введения режима ЧС в регионах агростраховщики, стремительно теряющие рынок, продолжают убеждать государство в необходимости выделения средств на страхование урожая. Одним из последних аргументов стала статистика по Дальнему Востоку: средств, выделенных из бюджета за пять лет на устранение ущерба от ЧС — 3,2 млрд руб.,— хватило бы, чтобы застраховать посевную площадь, втрое превышающую имеющуюся в регионе. Впрочем, статистика выплат не на стороне компаний — государство тратит на субсидии больше, чем аграрии получают от страховщиков в качестве возмещения ущерба.

По подсчетам Национального союза агростраховщиков (НСА), на Дальнем Востоке, страдающем от паводка, по итогам первого полугодия 2017 года число хозяйств, застраховавших урожай по схеме господдержки, сократилось в 6,7 раза в сравнении с тем же периодом 2016 года. На порядок сократилось и число заключенных договоров страхования: 19 против 165.

По словам президента НСА Корнея Биждова, общая задолженность органов управления АПК ДФО по субсидированию заключенных в 2016 году договоров страхования составляет более 54 млн руб. «Катаклизмы на Дальнем Востоке повторяются довольно часто,— говорит господин Биждов,— однако в этом году из-за включения поддержки на страхование в “единую” субсидию и неготовности по состоянию на 10 августа нормативной базы даже регионы, запланировавшие расходы на страхование, не могут это сделать».

С 2012 по 2016 год связанные с чрезвычайными ситуациями прямые выплаты из бюджета аграриям Дальнего Востока превысили более 3,2 млрд руб, а субсидии на агрострахование — 173,5 млн руб. В НСА оценивают: если бы среднегодовые бюджетные выплаты по возмещению ущерба аграриям от ЧС шли на поддержку страхования посевов, охват страхованием составил бы 5,5 млн га, что втрое больше общей посевной площади региона. В реальности в 2016 году страховой защитой было охвачено только 283 тыс. га, или 15% от всей площади. По итогам первого полугодия 2017 года, по данным НСА, посевная площадь по договорам страхования на Дальнем Востоке снизилась еще в 11 раз, до 24,6 тыс. га.

В целом, по подсчетам союза, 55 ЧС за пять лет (с 2012 по 2016 год) по основным аграрным округам в стране обошлись государству в 13,4 млрд руб. Впрочем, речь идет о периоде, когда аграрии еще были защищены страхованием, на которое государство потратило за тот же срок 15,4 млрд руб.,— а сами компании, по данным ЦБ, за тот же период в целом по всей стране выплатили 14,1 млрд руб. (что связано со страхованием только катастрофических рисков в АПК). В этом году уже объявлено 14 ЧС в пяти аграрных округах — но выплаты по ним пройдут в основном уже без участия страховых компаний.

14.08.17 Коммерсант kommersant.ru

За полгода субсидирование страхования аграриев в стране сократилось в 6,5 раза. Теперь эта сумма составляет 47 млн рублей. Причины такого существенного падения и ситуацию в этой сфере обсудим с президентом Национального союза страховщиков Корнеем Биждовым.

Субсидирование агрострахования сократилось до 47 млн рублей: насколько серьезно такое падение?

Для начала я бы хотел уточнить, что эта сумма отражает не объем сокращения, а фактически перечисленных денежных средств в виде субсидий на агрострахование по состоянию на 1 июня. То есть это уже фактически предоставленные субсидии аграриям РФ. Безусловно, если мы берем статистику за весь период действия закона с 2012 года по 2016 включительно, это существенное падение. Но здесь надо иметь в виду, что это предварительные данные, окончательно они еще будут уточняться. Но принципиально картина не изменится.

Можете назвать причины возникновения такой ситуации, и какой вывод из этого можно сделать?

Главный вывод и проблема – это включение субсидий на агрострахование в пакет единой субсидии и неготовность нормативной базы. Это, прежде всего, документы, которые прописывают ежегодно порядок распределения субсидий и основания для их предоставления. К сожалению, уже на 1 августа они еще не готовы и не вышли. Вот эти два фактора, по сути, обвалили рынок агрострахования с господдержкой, несмотря на то, что руководство страны неоднократно говорило о том, что агрострахование остается одним из приоритетных направлений для защиты финансового благополучии наших аграриев.

Каковы данные по Башкирии? Как обстоят дела в регионе?

Аграрии Башкирии получили страховых выплат порядка 500 млн. Это по нашим данным и Центробанка, который является нашим регулятором. Смысл этих выплат и этой суммы заключается в том, что та чрезвычайная ситуация, которая объявлена в республике по части переувлажнения, эти деньги аграрии предъявят, либо выплатив в региональный, либо в федеральный бюджет. Если бы агрострахование осуществлялось на таких же принципах, как и в предыдущие периоды, естественно, эту нагрузку взяли бы на себя страховые компании. При всех прочих особенностях, что аграрии зачастую жалуются, что страховщики требуют дополнительные документы, не всегда оперативно реагируют, тем не менее, это деньги, которые они получили именно от частных страховых компаний. Главное то, что бизнес товаропроизводителя на сегодня не защищен от такого рода явлений.

Что нужно поменять в системе, как вы думаете? Существует ли выход из сложившейся ситуации?

Без принципиального изменения системы субсидирования резкого роста или положительных ощутимых изменений мы не прогнозируем. В идеальном случае, если это оценивать, исходя из так называемых показателей целевых, которые установлены всем регионам РФ, включая Башкортостан, общий объем может составить около 2-2,5 млрд рублей страховой премии. Для сравнения: в предыдущие периоды тоже были небольшие колебания, но в целом этот объем рынков составлял около 10 млрд. Возможно исправление по озимым, но такой картины, как в предыдущие периоды, мы не ожидаем.

Каков прогноз на второе полугодие? Если ничего не изменится, чем это грозит?

Даже при больших потерях урожая продовольственный рынок России не пострадает. А вот финансовое положение сельхозтоваропроизводителей, а такая информация у нас уже есть из многих регионов РФ, очень существенно пострадало. Поэтому главный аргумент, когда мы общаемся с сельхозпроизводителями, особенно в регионах: мы говорим о том, что ваши небольшие 50% затраты в начале посевной на агрострахование вам дадут результат в той ситуации, когда вы оказывается почти с проблемой банкротства.

Добавим, с учетом итогов прошлого года большинство российских регионов, входящих в десятку крупнейших рынков агрострахования с господдержкой, вынуждены серьезно снизить активность или вовсе отказаться от такой помощи. Так, в Краснодарском крае количество страховых договоров с господдержкой снизилось с 61 до 1.

02.08.17 Business FM | bfm.ru

Реклама: