Виртуальная газета страхового рынка — новости, страховая аналитика, полезная информация, лучшие предложения страховых компаний России !!!

strahovanieМинфин написал проект закона о допуске иностранцев в российское страхование.

Минфин разработал поправки к законодательству, которые будут регулировать открытие рынка страхования для филиалов иностранных компаний после 22 августа 2021 года. Минфин ожидает прихода 30 международных игроков после снятия ограничений для работы филиалов. Страховое лобби менее оптимистично — санкции не позволят вернуться на российский рынок мировым страховым гигантам.

До открытия страхового рынка РФ для иностранных игроков без образования дочерних предприятий осталось чуть менее четырех лет — по протоколу о присоединении РФ к ВТО рынок страховых услуг открывается с 22 августа 2021 года. Для входа на него Минфин потребует от филиалов иностранных страховщиков опыта работы материнской компании в видах, которые иностранцы намерены развивать в РФ: от пяти лет в универсальном страховании и от восьми в страховании жизни. Также потребуется не менее чем пятилетний опыт работы с иностранной филиальной сетью и объем активов не ниже $5 млрд. Виды деятельности, в которых им можно будет работать, ограничены только доступом к гостайне (как страхование военнослужащих и приравненных к ним лиц). Также иностранному филиалу потребуется разместить на спецсчете в ЦБ гарантийный депозит (в объеме минимального уставного капитала страховщика: 120 млн руб. для универсального страхования, 240 млн руб.— для страхования жизни и 480 млн руб.— для перестрахования) и представить гарантийное письмо от материнской компании — на случай нехватки депозита.

При этом квота иностранного участия на российском рынке будет сохранена на уровне 50%. В 2016 году она была выбрана на 19,8%, де-факто снизившись с уровня 2010 года (22,2%). Это «свидетельствует о незначительности интереса иностранных страховщиков в текущих геополитических и экономических условиях,— говорится в пояснительной записке Минфина,— даже несмотря на привлекательность страхования жизни и обязательного страхования». Впрочем, министерство рассчитывает, что расширение числа участников рынка «может привести к развитию конкурентной среды, сокращению стоимости страховых услуг и увеличению их доступности».

Минфин приводит оценку ведомственного научно-исследовательского института (НИФИ), по которой потенциальный интерес есть у 30 международных игроков (из них 11 — в сегменте страхования жизни), в частности — польской страховой группы PZU, австралийской QBE, перестраховщиков рисков из РФ, либо международных финансово-промышленных групп, как Hyundai Marine & Fire, NKSJ Holdings, Samsung Fire & Marine, Tokio Marine Holdings и др., чьи клиенты уже работают в РФ. Возможен и приход страховщиков из стран БРИКС, уже имеющих представительства в РФ (как General Insurance Corporation of India, People’s Insurance Company of China).

По данным вице-президента страхового брокера «Марш» в России Армена Гюлумяна, на отечественном рынке работает не менее 15 компаний с иностранным капиталом, причем девять из них — универсальные игроки, несколько работают только в страховании дебиторской задолженности. «Более сотни компаний из разных регионов мира принимают в перестрахование риски из РФ,— говорит господин Гюлумян,— они знакомы со спецификой местного бизнеса, им не нужна лицензия и прямое присутствие в России». По его словам, в корпоративном секторе ожидать большого притока иностранцев с открытием рынка не приходится. В рознице же, по его оценке, в первые три—пять лет захотят попробовать свои силы не менее десяти компаний из Восточной Европы и Азии.

Президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игорь Юргенс считает, что «рынок не в том состоянии, чтобы стать желанным для тех компаний, которые интересны отечественным страховщикам» из-за ухудшения инвестклимата и санкций. «Многие мировые гиганты — Swiss Re, Munich Re и проч.— ушли под политическим давлением — из-за санкций и невозможности отношений с российским рынком»,— говорит он. Примечательно, что в конце 90-х сам господин Юргенс на посту президента ВСС поддерживал отсрочку прихода иностранных страховщиков в рамках переговоров по присоединению к ВТО. «Тогда защитные меры были оправданны,— рассуждает сейчас он,— мы боролись за квоту иностранного присутствия, чтобы дать фору отечественным страховщикам, чтобы не повторился сценарий Польши и Чехии, где иностранные игроки смели местных — что, впрочем, вышло неплохо для потребителей». «Тогда был понятен протекционизм, а сейчас надо заманивать иностранных игроков — а не заманишь»,— сетует глава ВСС. В ЦБ проект не комментируют, обещая «изучить» его при официальном поступлении.

16.01.18 Коммерсант kommersant.ru

Страховщики и банки образовали симбиоз

По итогам III квартала 2017 года страховщики жизни продолжили бить рекорды – сегмент вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 56,8%, перевалив за отметку 229 млрд рублей. Казалось бы, появился устойчивый драйвер роста всего страхового рынка, но почему-то должного оптимизма не наблюдается. Возможно дело в том, что сейчас рост сборов по страхованию жизни сильно зависит от поведения банков. По итогам полугодия, 87% всех сборов страховщиков жизни принесли банкиры, а традиционный для страхования жизни агентский канал не способен конкурировать с кредитными организациями — его доля едва превышает 6%.

Банки продолжают оставаться максимально эффективным каналом продаж, привлекая новых клиентов и недорого организуя сами продажи. Всего за 24,7 млрд рублей комиссионных они продали за полгода полисов на 123 млрд руб. Те 19-20%, что заплачены банкам за продажу, меньше, чем давали на старте ОСАГО страховщики своим агентам, когда в момент ажиотажа агентские подскакивали до 40-60% от стоимости полиса. И в ближайшие пару кварталов без существенных колебаний по депозитным ставкам эта картина скорее всего не изменится.

Банкострахование продолжит доминировать в структуре продаж страховщиков жизни, удерживая долю в районе 85-90%. Пожалуй, существенной угрозой для этого сегмента могут стать некачественные продажи, которые сильно подрывают уровень доверия к отрасли в целом и продукту ИСЖ в частности. Однако уже сейчас страховые компании начинают активно бороться с misselling, стараясь контролировать качество продаж через посредников, что должно минимизировать риски недовольства клиентов. Кстати, увеличение «периода охлаждения» до 14 дней с 1-го января 2018 года также позитивно скажется на решении этой проблемы.

В кредитном банкостраховании до сих пор сохраняется дисбаланс интересов: комиссия банка здесь может достигать 90%. Получается, что в связке страховой компании, банка и клиента больше всего страдает последний, для которого страховой полис становится значительно дороже. И в этом во многом виноваты сами страховые компании, которые в погоде за портфелем пренебрегали интересами клиентов, предлагая банкам высокое вознаграждение. Понимая это сейчас, страховщики стараются заинтересовать банки предложениями с более низкими комиссиями, но дается это непросто.

Если с банкострахованием на ближайшее время все в целом ясно, то с другими способами продаж все не так однозначно. По итогам полугодия банковский канал продаж продолжает занимать минимальную долю в общей структуре каналов продаж (0,1%!), но показывает шестикратный рост по сравнению с предыдущим годом. В других видах страхования онлайн канал уже доказывает уже свою эффективность на фоне классического ритейла за счет достаточно низких издержек на развитие и внедрение.

А вот если мы заглянем не на год, а на 3-4 года вперед, то картинка может быть совсем иной. Сколько банков к этому времени сохранят свои розничные сети? Сегодня мобильный и интернет-банкинг уже доступен практически у всех игроков рынка и, все новые банки, предоставляющие сервисов больше, чем просто РКО, появляются исключительно в онлайне. В случае, если банки будут переводить своих клиентов на онлайн-обслуживание, страховщики потеряют тот самый контакт с клиентом face-to-face, а клиент потеряет удобство закрывать свои потребности в одном месте, в банке.

Все это может раскрыть потенциал для альтернативных каналов продаж (агентского и онлайн) или станет причиной возникновения нового вида продаж через банки – онлайн-банкострахования. Рынку придется быстро адаптироваться под новые правила игры. Или же страховщикам жизни придется бросать все силы на усиление агентских сетей, которые сохранят эту традицию личных продаж. Что из этого в итоге будет эффективней покажет время.

15.01.18 Forbes | forbes.ru

Игорь Фатьянов, генеральный директор СК «Зетта Страхование», руководитель комитета РСА по борьбе с мошенничеством.

Каким образом страховщики намерены «переломить хребет движению мошенников»? Действительно ли полиция не хочет расследовать страховые мошенничества? Спасет ли рынок ОСАГО создание единого государственного страховщика?

— Есть ли ощутимые результаты в борьбе с мошенниками в моторном страховании? Удалось ли переломить ситуацию с автоюристами?

— Одной из проблем борьбы с мошенничеством является отсутствие единой статистики. Поэтому, когда мы говорим о результатах, то, как правило, формируем перечень косвенных показателей, которые дают нам понимание динамики борьбы с мошенничеством. Можно говорить о положительной динамике в отдельных регионах. Например, в Челябинске и Татарстане. По итогам межведомственных заседаний под эгидой Генпрокуратуры были приняты серьезные меры, и ситуация стала улучшаться, убыточность в целом уменьшилась.

В целом рано говорить о том, что существенно понизился уровень мошенничества или есть какие-то кардинальные успехи, что называется, «переломлен хребет» движению мошенников. Доля мошенничества в ОСАГО, по разным оценкам, составляет до 30% от выплат. Мошенники постоянно изобретают новые способы «честного отъема денег».

— 30% — это по количеству случаев или по объемам выплат?

— По объемам. По случаям доля распределена неравномерно. В самых мелких и самых крупных выплатах доля мошенничества меньше, потому что в первом случае злоумышленникам неинтересно, во втором — выплаты более внимательно оцениваются страховыми компаниями. В основном в сферу интересов мошенников попадают выплаты от 100 тысяч до 500 тысяч рублей.

— Что делается для того, чтобы статистика лучше собиралась? Базы какие-нибудь создаются по мошенникам?

— К 1 декабря 2017 года страховщики впервые сдали во Всероссийский союз страховщиков (ВСС) специализированную отчетность по борьбе с мошенничеством, которая содержит помесячные данные по разным регионам, в частности данные по количеству подтвержденных мошенничеств и количеству возбужденных уголовных дел. На основе этих данных можно будет оценить результаты борьбы более точно, проанализировать динамику по месяцам в разрезе регионов.

После «ростовского дела» стало понятно, что мошенники интересуются не только моторным страхованием. Это дало серьезный толчок развитию борьбы с мошенничеством в компаниях по страхованию жизни. Коллеги по «жизни» стали создавать службы безопасности и службы расследования — до этого их практически не было.

— В борьбе с автоюристами сотрудники МВД оказываются слабым звеном? Не хотят они расследовать случаи страхового мошенничества. Так?

— Не совсем так. В части борьбы с автоюристами, злоупотребляющими правом, мы работаем с законодателями и судебной властью над тем, как нам выровнять практику, как создать правильный стандарт работы. В этом направлении мы очень ждали очередное постановление Пленума Верховного суда. А в классическом мошенничестве мы сотрудничаем с МВД, пытаемся повысить эффективность взаимодействия. Пока у них недостаточно ресурсов выделено для расследования именно страховых мошенничеств, полиция была сфокусирована на других направлениях. Со стороны страховщиков необходимо повышать качество подготовки материалов, расширять полномочия корпоративных служб расследований.

— Но есть же все-таки легкое пренебрежение к страховому мошенничеству со стороны силовиков — мол, масштаб ущерба не так чтобы очень значительный?

— Силовики достаточно откровенно говорят, что с точки зрения народного хозяйства в целом ущерб страховой отрасли не очень значителен. Другое дело, что мошенничество в страховании носит очень массовый, общенациональный характер и дестабилизирует весь рынок ОСАГО. Но ситуация меняется: достигнут определенный прогресс в работе с ГИБДД, большую поддержку оказывает прокуратура.

В ряде регионов полиция уже выделила специалистов. Со стороны страховых компаний создано более 30 региональных инициативных групп под эгидой Всероссийского союза страховщиков для оперативной координации работы с ведомствами на уровне субъектов.

— Натуральное возмещение в ОСАГО уже сыграло оздоравливающую роль, на которую все рассчитывали?

— Пока сложно говорить о каком-то эффекте натурального ОСАГО: доля выплат по нему относительно небольшая — в пределах 10%. При этом практики какой-то судебного их урегулирования нет. Яснее ситуация станет к маю — через год после вступления в силу закона.

— Какие новые виды мошенничества появились, изменился ли «профиль» мошенника?

— Все придумано до нас. Добавился акцент на электронное мошенничество. Случаи мошенничества стали более реалистичными: если раньше просто инсценировали повреждения, то теперь машины на самом деле друг в друга въезжают — я это называю «crush-тесты». Там чуть ли не каскадеры за рулем, со шлемами. Два-три раза друг в друга въезжают.

— Кризис в ОСАГО углубляется. Куда, на ваш взгляд, должен двигаться этот рынок — в сторону либерализации или в сторону передачи оформления в руки РСА или госкомпании?

— У нас уровень проникновения государства в экономику, в частности в банковскую систему, крайне высок, не стоит усугублять это страхованием. И я не вижу, что изменится, если будет государственный страховщик. Суммарная убыточность существенно выше 100%, все равно кто-то должен доплачивать — либо страховщики, либо государство. Из воздуха эти деньги не придут. Государственный страховщик, может быть, какие-то административные вещи решит с доступностью, но страховое сообщество и так сделало достаточно много шагов в эту сторону: и «Е-Гарант», и «Единый агент»…

— Онлайн-продажи очень медленно, но растут. По вашей оценке, что будет больше развиваться в онлайн, какие продукты, кроме ОСАГО?

— Чем более типовой продукт, где не нужно ничего объяснять клиенту, тем с большей вероятностью он пойдет в онлайн. Человек передает информацию и получает готовый продукт на свою электронную почту. Как только продукт доходит до этого уровня готовности, он автоматически идет в онлайн. Это закономерность по всему миру. ОСАГО — самый типовой продукт. ВЗР, конечно, тоже очень многие покупают в Интернете — его просто купить, цены сильно не отличаются, плюс он нужен для получения шенгенской визы. Если будет типовой закон о страховании жилья от ЧС, будут сформированы некие требования к покрытию и продукты типовые, они тоже будут в онлайне.

— Госдума и Совет Федерации одобрили законопроект про расширение применения европротокола. Не повредит ли он рынку ОСАГО, на ваш взгляд?

— Этот закон однозначно утяжеляет условия регулирования. Он, может быть, делает правила урегулирования более правильными и демократичными, но добавляет нагрузку в тариф, который сейчас и без того недостаточен. Это сильно ограничит возможность страховщиков продавать этот продукт на таких условиях.

— Какой вам видится роль телематики в страховании каско и ОСАГО? Будет ли она набирать популярность в ближайшие годы?

— Не будет.

— А ГЛОНАСС?

— ГЛОНАСС будет. Но приход ГЛОНАСС пока не будет массовым — не в ближайшие пять лет, так как он ставится только на новые машины. У нас 40 миллионов автомобилей, а в год новых продается всего 1,3 миллиона.

— А поставить устройства ГЛОНАСС на старые машины нельзя?

— Это очень дорого. Народ и ОСАГО не хочет покупать, а ставить дорогие устройства на старые машины… Когда это делает производитель, это стоит копейки.

— Телематика по той же причине не станет массовой? Она же могла бы дать страховщикам полную информацию о стиле вождения и о конкретных ДТП…

— Есть современные тарифные модели с телематикой, хорошие, продвинутые, они дают достаточно высокую точность. Но мы и без телематики знаем, как вы будете водить. Мы отслеживаем порядка 80 параметров, в том числе вашу историю как водителя, знаем, в какие аварии вы попадали… Причем с погрешностью плюс-минус 5%.

Я совершенно уверенно говорю, страховщики в каком-то смысле пионеры работы с большими массивами, пионеры big data, это часть нашей ДНК, когда мы отслеживаем большие массивы по разным направлениям. По мере раскрытия каких-то данных — бюро страховых историй, КБМ в ОСАГО — добавляются все новые и новые параметры, которые мы отслеживаем и анализируем. Это достаточно большой массив информации. На самом деле, даже если человек бьется, но не заявляет убытки, рано или поздно это будет видно.

— Еще что отслеживаете, кроме КБМ и страховых историй?

— Например, место жительства, каким маршрутом вы ездите на работу. Аварийность очень сильно зависит от того, насколько часто человек проезжает через определенные районы, через опасные развилки. В Москве есть специальные карты с особо аварийными местами. Год назад мы на вашем портале рассказывали, что какие-то женщины водят аккуратнее мужчин, какие-то — наоборот. Место работы, отрасль может быть фактором аварийности. Правда, он не очень значимый.

— А кредитная история как влияет? Не платишь по кредиту — плохой водитель?

— Не платишь по кредиту — чаще бьешься в каско. Вот буквально так: все имеет значение.

— Вы делаете запрос в бюро кредитных историй?

— Не совсем так. Клиент нам сам все рассказывает. Например, мы попросим у вас ваш прежний полис каско и дадим скидку 15%, если вы его нам предоставите. И ведь принесете же. А по нему видно, как вы ездите.

— Аж страшно, насколько мы все «под колпаком»…

— Ну почему? Мы ведь за любые ваши проблемы отвечаем нашими деньгами. Безусловно, бескредитно. Естественно, мы должны знать, кого страхуем.

— Ну хорошо, но вам же приходится собирать информацию, задействовать специалистов, аналитиков, андеррайтеров, а с телематикой все просто: поставил коробочку клиенту на автомобиль — и все про него знаешь…

— Телематика сама по себе как инструмент тарификации не дает полезного эффекта, который окупил бы ее применение. Она дает оценку на 5% точнее, чем наша оценка. Но проблема в том, что она стоит на 10% дороже. И это даже не сама стоимость оборудования, устанавливаемого в автомобиле, это и стоимость отслеживания, трекинга, картографический сервис, отчеты, стоимость сим-карты. Ни в одной стране доля автомобилей с телематическими устройствами не превышает 10%.

— Ну хоть какая-то польза от телематики может быть?

— На практике телематика может дать начало новому классу продуктов, через год-два-три — по мере развития истории. Это могут быть интересные продукты с рядом индивидуальных решений, когда каско может включаться по желанию, только когда автомобиль начал двигаться или, скажем, когда выехал за МКАД. Как с телефоном: когда вы им не пользуетесь, трафик не идет. Машиной не пользуетесь, не ездите никуда — не платите за каско. Сейчас есть такие продукты, они на стадии тестирования.

— Какие новые продукты вы запустили, какие готовятся к выводу на рынок?

— В апреле 2017 года мы запустили продукт «Экономкаско», который считаем очень удачным с точки зрения соотношения цены и покрытия — «Не виноват». Продукт покрывает все риски, которые могут произойти с автомобилем не по вине клиента, как крупные убытки (угон, тоталь), так и несущественные повреждения (сколы стекол или повреждения авто на парковке). Все это по единой цене — 2,2%. Продукт хорошо продается и, кстати, уже стал лауреатом премии «Финансовая сфера» в номинации «Страховой продукт года».

Кроме этого, недавно мы запустили продажи эксклюзивного страхового продукта совместно с нашим партнером, компанией «МТС». Это страхование денежных средств в «Кошельке МТС Деньги». Уверены, что продукт будет востребованным, так как угроза киберрисков возрастает, а мы учли такие специфические риски, как хищение средств с помощью методов социальной инженерии.

Мы продолжим усиливать нашу линейку экономпродуктов каско, это направление востребовано рынком, постараемся предложить клиентам новые опции и решения. Также мы думаем о различных вариантах доступного каско для тех клиентов, которые ранее не покупали страховку. Интересным направлением нам также представляется страхование электронной техники и банковских карт, мы попробуем отойти от стандартных вариантов предложения, которые сейчас есть на рынке (продажа через сетевых ретейлеров электроники), и предложить продукт для максимально широкого круга клиентов.

— Что важного произошло в «Зетта Страховании» в 2017 году? Какие задачи стоят перед компанией в 2018-м?

— В этом году нам удалось сохранить положительную динамику в ключевых для компании видах страхования и добиться опережающих темпов роста по сравнению с рынком. Если в среднем страховой рынок нон-лайф не рос (за девять месяцев 2017 года), то мы двигались с ростом в 6%. Важным результатом 2017 года стало то, что впервые за всю историю компании доля немоторных видов страхования превысила доли каско и ОСАГО (39% против 35% и 27% соответственно). Таким образом нам удалось добиться оптимального баланса страхового портфеля.

Несмотря на непростую экономическую ситуацию, мы расширили свое присутствие на региональных рынках, были открыты два новых филиала — в Ижевске и Чебоксарах.

Компания активно участвует в работе отраслевых союзов. В 2017 году мы вошли в правление РСА и в состав президиума Всероссийского союза страховщиков, где с апреля возглавили комитет по противодействию страховому мошенничеству.

Планы на 2018-й и последующие годы — не снижать темпов. Мы продолжим курс на аккуратный, разумный рост бизнеса, постараемся удержать планку роста выше рынка и обеспечить приемлемую норму прибыли. Мы продолжим усиливать продуктовую линейку, ускорять бизнес-процессы и урегулирование, воплощать в жизнь «Железные гарантии».

15.01.18 Банки.ру banki.ru

Максимум, на что он способен, – 2–3%, прогнозирует «Эксперт РА».

Стагнация страхового рынка в 2018 г. продолжится, без учета страхования жизни за год премии вырастут максимум на 2–3%, а сборы не превысят 1 трлн руб., прогнозируют аналитики «Эксперт РА». С учетом страхования жизни премии вырастут на 9–10% – примерно до 1,4 трлн руб. Это лишь немногим больше ожидаемых результатов за 2017 г. (ЦБ опубликует итоги работы страховщиков за год в конце февраля): по прогнозам «Эксперт РА», сборы за прошлый год составят около 1,3 трлн руб., а без учета страхования жизни – 0,97 трлн.

На рынке нет источников роста, считают авторы обзора. Экономика почти не растет, строительный бизнес, например, не растет и прорыва не ожидается, а рост страхового рынка возможен лишь с увеличением числа застрахованных объектов, согласен гендиректор СК «Альянс» Николай Клековкин.

Даже увеличение продаж автомобилей (за девять месяцев 2017 г. продажи новых машин выросли на 10,8%, данные «Автостата») не поспособствует росту каско и ОСАГО, считают аналитики «Эксперт РА»: по каско в 2018 г. падение премий замедлится до 3–5% (примерно 155 млрд руб.), а сборы по ОСАГО останутся на уровне 2017 г. – 220 млрд руб. Это следствие демпинга страховщиков в автокаско и растущей популярности полисов с франшизой, объясняет управляющий директор Национального рейтингового агентства Павел Самиев.

Небольшой рост рынка в целом обеспечит страхование жизни – премии по нему вырастут на 30% до 430 млрд руб., причем в основном за счет того, что банки активно продают клиентам инвестиционное страхование жизни (ИСЖ). За год ИСЖ прибавит 40% – до 320 млрд руб.

Средства населения из банковских вкладов можно привлечь в инвестиционное страхование, говорит Клековкин. Но агрессивные продажи ИСЖ несут риски для страхового рынка, указывают аналитики «Эксперт РА», регулирование этого сегмента страхования скорее всего будет изменено. Сейчас закон не обязывает страховщиков раскрывать доходности по ИСЖ, а клиенты не понимают суть этого продукта.

«Если ожидания по доходности [ИСЖ] не оправдаются, это вызовет нежелание клиентов перезаключать договоры ИСЖ, что может привести к сокращению этого рынка», – говорит управляющий директор «Эксперт РА» Алексей Янин. Риски могут реализоваться уже в этом году, считает он, а страхование жизни, по сути, является единственным драйвером для страховщиков.

Смешанное страхование жизни (возмещение выплачивается по риску «дожитие» или «смерть») вырастет на 15%, страхование заемщиков – на 5–10%, полагают аналитики «Эксперт РА». Премии по добровольному медицинскому страхованию (ДМС) вслед за подорожанием медицины вырастут на 6–8%. Вырастет и страхование имущества граждан (11–13%): банки активно продвигают коробочные продукты (стандартные полисы с определенным набором условий и рисков).

Считать ДМС драйвером рынка нельзя, оно растет из-за инфляции, да и размер его (порядка 150 млрд руб. в 2017 г.) не слишком велик, чтобы заметно повлиять на весь рынок, уточняет Янин.

Рост рынка без учета страхования жизни действительно может составить 2–3%, согласен с прогнозом «Эксперт РА» заместитель гендиректора «Ингосстраха» Илья Соломатин. Но если ЦБ либерализует тарифы по ОСАГО, то рынок может вырасти и на 5–7%, считает он.

«Риски того, что в этом году может аукнуться ИСЖ, есть – придет время платить клиентам обещанную доходность. Многие клиенты, купившие ИСЖ пять лет назад, получат теперь только вложенные деньги без доходности», – уверен Клековкин. Если придут недовольные доходностью клиенты, то о росте последних трех лет можно будет забыть, опасается Соломатин.

Всероссийский союз страховщиков (ВСС) опасения не разделяет. Этот сегмент будет мощным драйвером рынка, он вырастет на 50–55%, а весь рынок в этом году – на 10–15%, уверен президент ВСС Игорь Юргенс: «Ни один скептический прогноз в отношении его не оправдался. Предрекали вал расторжений и жалоб на осень прошлого года, но ничего глобального не произошло». Он считает, что на приток капитала и премий будет влиять и развитие национального перестраховщика РНПК: благодаря его созданию по итогам 2017 г. на внутреннем рынке осталось больше 7,5 млрд руб., в этом году будет вдвое больше.

Юргенс надеется на закон о добровольном страховании жилья от чрезвычайных ситуаций (проект принят в первом чтении в 2015 г.): «Мы с «Эксперт РА» оценили незастрахованные риски в квадриллион рублей – это 10 страховых рынков России. Если даже 1% из них удастся застраховать, это станет мощнейшим драйвером рынка».

Аналитики агентства АКРА прогнозируют, что в этом году с учетом страхования жизни рынок вырастет на 10,8%.

При росте в 2–3% рынок будет консолидироваться, считает заместитель гендиректора «РЕСО-гарантии» Игорь Иванов. Страховщики, говорит он, продолжат делить те линии бизнеса, с которых уходит «Росгосстрах», а долю проблемных компаний, которые пережили 2017 г., займут здоровые компании.

11.01.18 Ведомости vedomosti.ru

strahovanieНе станет ли 2018 год одним сплошным страховым случаем

2017 год стал для страхового рынка насыщенным, волнительным и где-то даже, возможно, судьбоносным. Чего ждать от 2018-го, прогнозирует Банки.ру.

Жизнь против ОСАГО

В 2017 году произошла смена сразу нескольких трендов. Так что в наступившем году картина страхового мира явно станет несколько иной. Страхование жизни вырвалось вперед, обогнав по объемам давнего лидера рынка — ОСАГО и обеспечив рост всего рынка (по итогам года он составит около 9—10%). Без «жизни» страховой рынок стагнировал бы, объемы без страхования жизни по итогам девяти месяцев ушли в минус, сократившись на 0,9%.

Как положительный тренд Всероссийский союз страховщиков (ВСС) отмечает рост удельного веса добровольных видов страхования в общей структуре страховых премий (с 77,7% до 80,4% по итогам девяти месяцев) и снижение доли обязательных видов (19,6% за три квартала 2017 года против 22,3% в аналогичном периоде 2016-го). Личное страхование в целом обгоняет по объемам имущественное (включая моторное) страхование.

В сегменте страхования жизни драйвером стало инвестиционное страхование (ИСЖ). Эта тенденция, очевидно, сохранится и в новом году. Хотя бурный рост будет сдерживаться возможными результатами по доходности тех многолетних договоров, которые начали закрываться в декабре 2017-го.

Регулятор пристально следит за страховщиками жизни. Недавно ЦБ запросил у пяти ведущих игроков рынка статистику по доходности за 2016—2017 годы и настоятельно рекомендовал СРО страховщиков заняться разработкой стандарта этого вида в первую очередь. Как рассказал вице-президент ВСС Максим Данилов, такой стандарт практически подготовлен и в будущем году будет представлен Банку России.

ОСАГО остается самым проблемным видом страхования. Но в 2018 году ситуация начнет налаживаться, несмотря на некоторые добавившиеся сложности (например, расширение действия европротокола, принятое в декабре 2017 года). Проблема с доступностью ОСАГО начала решаться благодаря ставшим обязательными с 1 января 2017 года электронным продажам полисов ОСАГО. По данным исполнительного директора Российского союза автостраховщиков (РСА) Евгения Уфимцева, сейчас продается уже около 60 тыс. полисов e-ОСАГО в день, в том числе — 10 тыс. в день через запущенную в 2017 году систему гарантирования «Е-ОСАГО Гарант».

Верховный суд в ноябре — декабре 2017 года принял несколько очень важных для рынка ОСАГО решений, которые нанесли серьезный удар по мошенничеству. В частности, разъяснил судам, что страховым мошенничеством является любой обман относительно наступления страхового случая или завышения размера страховой выплаты. Определил, что потерпевший должен указывать все виды ущерба при подаче заявления, а также подавать документы на урегулирование в то же отделение, что и заявление. «Основная часть разъяснений касается как раз тех лазеек и несовершенства нормативно-правовой базы в сфере ОСАГО, которые вольготно применяют на практике автоюристы. Верховный суд учел эти нюансы. Мы рассчитываем, что это снизит вал обращений в суды с использованием мошеннических схем», — заявил глава РСА Игорь Юргенс.

Но и без решений Верховного суда убыточность ОСАГО к концу прошлого года стала снижаться: если в I квартале уровень выплат составлял 108,6%, то по итогам девяти месяцев 2017 года он упал до 88,5%. В наступившем году, согласно прогнозу экспертов, уровень выплат останется в пределах 85—90%.

Начавшаяся в 2017 году в рамках введения приоритета натурального возмещения реформа ОСАГО в 2018 году продолжится: ЦБ, Минфин и РСА фактически договорились, что в новом году тарифы начнут потихоньку «отпускать». Пока, однако, нет понимания, до какой степени и в каком ключе.

«Страховщики пристально следят за инициативами регулятора в отношении либерализации тарифов по ОСАГО. Пока было озвучено, что ЦБ РФ намерен проанализировать статистику за четвертый квартал текущего (2017-го. — Прим. Банки.ру) года и первый квартал следующего (2018-го. — Прим. Банки.ру) года и по результатам этого будет сформирована законодательная инициатива, — отмечает партнер «Первой юридической сети» Павел Курлат. — Думается, что в ОСАГО назрела ситуация, когда государство, в том числе в силу большего участия в страховом рынке, наконец готово к этому шагу, который способен исправить перекосы этого вида страхования».

Росгоскрах

Одним из ключевых событий 2017 года, которое, несомненно, окажет сильное влияние на весь 2018-й (а возможно, и на последующие годы), стала фактически начавшаяся санация одного из крупнейших и старейших страховщиков — «Росгосстраха» (РГС). Он был приобретен банком «ФК Открытие» и вместе с кредитной организацией в августе минувшего года перешел под контроль Банка России. РГС фактически стал государственной страховой компанией, которую к концу прошлого года решено было докапитализировать на 42,2 млрд рублей. Банк России опробует на РГС новый механизм санации страховщиков, который выстраивается по аналогии с новой схемой санации банков. Санация РГС фактически началась еще до принятия соответствующего закона, который, очевидно, будет-таки принят в 2018 году.

Проблемы всего ОСАГО в значительной мере связаны как раз с «Росгосстрахом», который в какой-то момент контролировал около трети этого рынка. В 2017 году РГС целенаправленно сокращал долю на этом рынке (по итогам III квартала он с первой позиции переместился на пятую, а его доля составила лишь 7,4%). Постепенное сворачивание активности компании, по мнению экспертов, принесло заметное облегчение всему сектору «автогражданки». Но сам по себе прецедент настораживает, а закон, создававшийся именно под санацию «Росгосстраха», кажется слишком жестким и дающим слишком много полномочий регулятору.

Банки круче, чем агенты

В 2017 году банковский канал продаж впервые в истории страхового рынка обогнал агентский. Если в 2015 году доля банковских продаж страховых продуктов составляла 17,4%, по итогам 2016 года приблизилась к 24,8%, то по итогам девяти месяцев 2017 года этот показатель достиг уже 28,5%. И это не предел — некоторые лидеры страхового рынка, например «Сбербанк страхование», 99% своих продуктов реализуют именно через банк. Активность банков как агентов страховых компаний привела к серьезной проблеме — мисселингу, то есть продаже продуктов клиентам, которым они не нужны. Проблема эта не нова, но по мере развития банкострахования она становится все более острой.

Борьба с навязыванием страховых продуктов в 2018 году перейдет на другой уровень: период охлаждения, в течение которого можно отказаться от навязанной страховки, вырастет с пяти дней до 14. Также с большой долей вероятности у страхователей появится возможность отказаться не только от индивидуального договора, но и от коллективной схемы.

В 2018 году продолжится медленный, но верный рост доли продаж через Интернет. По итогам девяти месяцев 2017 года этот показатель составил уже 2,13% против 0,6% в 2016-м. Активное участие в продвижении онлайн-продаж примет и сам Банк России, который вознамерился создать собственный маркетплейс — цифровой супермаркет финансовых услуг. В этом случае придется спешно решать вопрос с допуском посредников во все виды электронных продаж.

Цена билета

В 2018 году страховому сообществу и Банку России придется договариваться о стоимости «входного билета» — величине уставного капитала для страховщиков. По данным ВСС, на сегодняшний день 147 из 236 страховщиков не соответствуют новым требованиям ЦБ по уставному капиталу, которые прописаны в законопроекте, уже прошедшем первое чтение в Госдуме. Законопроект предусматривает повышение минимального размера уставного капитала страховых организаций в 2,5 раза, со 120 млн до 300 млн рублей (таков минимальный уровень капитала у банков), а для страховщиков жизни — до 600 млн рублей. Сейчас минимальный размер уставного капитала универсальных страховых компаний составляет 120 млн, страховщиков жизни — 240 млн, а перестраховщиков — 480 млн.

В конце 2017 года Всероссийский союз страховщиков подготовил и направил в Банк России предложения по внедрению пропорционального регулирования на страховом рынке, чтобы дать возможность работать и небольшим региональным компаниям со сборами до 1 млрд рублей.

Предложения ВСС подразумевают более мягкое повышение уставного капитала и выделение в отдельную группу регулирования по капиталу страховщиков, не осуществляющих обязательные виды страхования (без учета ОМС). Для них предлагается зафиксировать минимальный уровень уставного капитала в 160 млн рублей.

Установленные в директиве Европейского союза по обеспечению платежеспособности страховщиков Solvency II минимальные требования к капиталу составляют от 2,5 млн до 3,7 млн евро (175—259 млн рублей) в зависимости от видов страховой деятельности. Переход на Solvency II, по заявлениям представителей ЦБ, состоится не раньше 2019 года (а скорее всего, в 2021-м). Так что время на урегулирование этого вопроса еще есть.

09.01.17 Банки.ру banki.ru

Риски невозврата валютной выручки выставят на рынок

Минэкономики с подачи страхового бизнеса намерено уравнять статус выплат коммерческих страховщиков и Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР). Таким способом регулятор и компании надеются решить проблему ужесточения с 1 марта контроля за репатриацией валютной выручки экспортеров и одновременно расширить их доступ к страховым продуктам. Предложение поддержали Минфин, ЦБ, ФНС и ФТС. После появления у экспортеров возможности страховать риски неполучения выручки по внешним контрактам в любой компании страховщики смогут претендовать на существенную часть доходов ЭКСАРа.

Минэкономики занялось темой расширения доступа экспортеров к продуктам коммерческих страховщиков. Министерство предлагает внести поправки к закону о валютном регулировании, которые уравняют «в правах» выплаты страховщиков и ЭКСАРа. Инициатором этого стал «Согаз», который намерен поучаствовать в разработке программы субсидирования части страховой премии при страховании экспортных кредитов и контрактов коммерческими страховыми компаниями. Страховщик утверждает, что в настоящее время такое страхование является «нецелесообразным» для клиентов. Дело в том, что российский экспортер, получивший выплату от страховщика за срыв поступления валютной выручки, может быть признан нарушителем валютного законодательства — резидент может считаться исполнившим обязанность по репатриации валютной выручки только при получении выплаты от ЭКСАРа.

Страхование рисков будет более чем востребовано экспортерами для подтверждения срыва сроков оплаты поставки контрагентом (и, как следствие, не репатриации выручки в срок) уже в ближайшем будущем — после отмены паспортов сделок. Сейчас в паспорте указывается лишь крайний срок исполнения контракта, но с 1 марта 2018 года экспортеры должны будут сообщать банкам сроки оплаты каждой партии товара.

Партнер Goltsblat BLP Владимир Чикин поясняет, что сейчас можно предъявить претензию покупателю или подать иск с целью доказать, что были предприняты все возможные действия для получения денег. При этом пока экспортеров сложно привлечь к ответственности.

Концептуально ФТС согласовала идею при условии обеспечения Банком России контроля «за последующим получением страховыми организациями денежных средств от нерезидентов», сообщили “Ъ” в службе. Там пояснили, что сейчас при проведении проверок соблюдения валютного законодательства «принимается во внимание претензионная переписка между контрагентами по экспортным контрактам, включая подачу исковых заявлений в судебные органы в отношении нерезидентов». Идея нашла поддержку в Минфине, ЦБ, ФНС. «В выигрыше и экспортеры, и страховщики, которые могут предлагать более выгодные условия страхования соответствующих рисков»,— сказали “Ъ” в налоговой службе.

В СОГАЗе “Ъ” заявили, что коммерческие страховщики готовы оказывать услуги по страхованию экспортных кредитов. «Мы заинтересованы в разработке программы, которая откроет этот рынок для коммерческих страховщиков»,— говорят в пресс-службе страховщика. Как пояснил “Ъ” глава отдела развития программ страхования международных клиентов страхового брокера «Марш» Алексей Фомичев, у ЭКСАРа существует жесткое требование по наличию российской составляющей в экспортной продукции, не весь экспорт может быть защищен, поэтому экспортеры все же пользуются услугами страховщиков. «В любом случае такое изменение повысит доступность страховой услуги»,— считает Алексей Фомичев.

По словам президента Всероссийского союза страховщиков Игоря Юргенса, сейчас защита страховщиками рисков в торговых сделках особенно распространена в фармацевтике и торговле бытовой электроникой. «Разница между ЭКСАРом и коммерческими игроками — в суммах и сроках,— говорит господин Юргенс.— Страховщики, как правило, не идут в длинные инфраструктурные проекты. Эта норма даст возможность страховщикам работать на равных условиях с ЭКСАРом».

Примечательно, что не противятся идее и в Российском экспортном центре (РЭЦ, ЭКСАР входит в его группу). Исполнительный директор группы РЭЦ Алексей Тюпанов сказал “Ъ”, что в центре «считают важным шагом развитие коммерческого рынка экспортного кредитного страхования». По его словам, таким же образом развивался в свое время европейский и американский рынок. «Для целей валютного контроля и работы с иностранными партнерами будет важна финансовая устойчивость российского страховщика. Учитывая специфику российского экспорта и сложные рынки с точки зрения рисков неплатежа покупателей, не все риски можно будет размещать в перестрахование, и страховщику придется держать много ответственности у себя на балансе без перестраховочной защиты»,— говорит он. По его словам, прежде всего речь идет о страховании портфелей краткосрочной дебиторской задолженности, а для развития машиностроительного экспорта требуются другие, более сложные инструменты, реализуемые именно государственным экспортными кредитными агентствами.

По оценкам участников рынка, изменения могут дорого обойтись ЭКСАРу. «В части выручки ЭКСАРа доля, приходящаяся на классическое страхование экспортных кредитов, составляет более 60%. По нашей оценке, на эту долю и смогут претендовать страховщики»,— говорит Алексей Фомичев из «Марша». По данным РЭЦ, объем застрахованного ЭКСАРом экспорта за девять месяцев 2017 года составил $7,4 млрд. В 2016 году страховая премия агентства на фоне страхования проекта «Ямал-СПГ» выросла в 11 раз и составила 26,5 млрд руб. (годом ранее — 2,4 млрд руб.).

10.01.18 Коммерсант kommersant.ru

strahovanie

Это междугородние автобусы и вертолеты

Самыми аварийными видами транспорта в РФ за 2013-2017 годы по количеству погибших и раненых на 1 млн перевезенных пассажиров стали вертолеты и междугородние автобусы, следует из статистики Национального союза страховщиков ответственности по аварийности в рамках обязательного страхования ответственности перевозчиков. На вертолетных перевозках на 1 млн пассажиров приходится 9,4 потерпевших, на междугородних и международных автобусах — 2,84.

Всего, по статистике НССО, в 2013-2017 годах в РФ произошло 10 тыс. 742 происшествия на пассажирском транспорте, 586 человек погибло, 14 тыс. 48 было ранено. Из них большая часть приходится на аварии с автобусами: 8 тыс. 207 события, из них 76% застраховано, 475 погибших (81% застраховано), 11 тыс. 288 раненых (80% застраховано).

Самыми аварийными автобусами стали междугородние и международные, следует из статистики НССО: в 2013-2017 годах на 1 млн пассажиров пришлось 2,84 потерпевших — погибших и раненых. В городских автобусных перевозках на 1 млн пассажиров приходится 0,17 потерпевших, в пригородных и маршрутках — 0,37, а в среднем по автобусам этот показатель составляет 0,24, причем на 1 погибшего приходится 26 раненых.

Самое высокий процент потерпевших — на вертолетах: по даннным НССО, в воздушном транспорте на 1 млн перевезенных пассажиров приходится 9,4 потерпевших, причем число погибших и раненых равно. В статистике НССО по воздушному транспорту преобладают в основном внутренние перевозки вертолетами и незначительное количество самолетами, пояснила ТАСС вице-президент НССО Светлана Гусар.

Также надо учитывать, что доля пассажиров, перевезенных вертолетами, во всех пассажирских перевозках крайне мала, указывает она: в 2016 году, по данным НССО, вертолетами и самолетами было перевезено 3,6 млн пассажиров, застрахованных по закону об обязательном страховании перевозчиков. Для сравнения — автобусами в РФ было совершено 9,4 млрд застрахованных поездок, поездами — 1,025 млрд, троллейбусами — 1,6 млрд, трамваями — 1,4 млрд, водным транспортом — 18,1 млн.

Подавляющее количество перевозок самолетами в статистике не отражены, так как большинство авиакомпании РФ имеют договор страхования в соответствии с требованиями международного законодательства, пояснила Гусар.

«Если у перевозчика, осуществляющего морское или авиасообщение, есть договор страхования в соответствии с требованиями международного законодательства и с покрытием не меньше, чем требует российский закон о страховании ответственности перевозчиков (2 млн руб. на каждого пассажира — прим. ТАСС), то договор страхования по российскому закону (67-ФЗ) такой перевозчик может не заключать. Под эту международную оговорку подпадают все крупнейшие авиакомпании РФ», — сказала она.

Самые неаварийные виды транспорта

Самое низкое число потерпевших — на трамваях: 0,04 на 1 млн перевезенных пассажиров (причем на 1 погибшего приходится 103 раненых), следует из материалов НССО.

Следом по аварийности идут троллейбусы: 0,09 потерпевших на 1 млн пассажиров (38 пострадавших на 1 погибшего), далее железнодорожный транспорт 0,17 потерпевших на 1 млн пассажиров, из них 43 раненых на 1 погибшего, затем автобусы (0,24, 26 раненых на одного погибшего). И, наконец, водный транспорт — 2,3 потерпевших на 1 млн пассажиров, 10 раненых на 1 погибшего. «В статистике по водному транспорту значимую роль сыграло одно происшествие — крушение теплохода «Полесье» на Иртыше под Омском в 2013 году», — отметила Гусар (тогда погибли 6 человек, еще 44 получили травмы).

Выплаты по страховке перевозчиков

Выплата родственникам одного погибшего пассажира в 2013-2017 годах составила 2 млн руб., говорится в материалах НССО (это минимальный лимит по страхованию перевозчика). Средняя выплата пострадавшим составила 201,2 тыс. руб., за вред имуществу пассажира — 10,7 тыс. руб. Компенсация расходов на погребение в среднем составила 28,5 тыс. руб.

Закон об обязательном страховании ответственности перевозчика действует с 2013 года, он был принят после крушения теплохода «Булгария» в 2011 году. По этому закону выплата за гибель пассажира на транспорте составляет 2 млн руб., выплата пострадавшему рассчитывается в зависимости от тяжести травм.

27.12.17 ТАСС tass.ru

Президент ВТБ 24, будущий глава «Открытия» и председатель совета директоров «Росгосстраха» Михаил Задорнов заявил, что проблемы страховой компании не связаны с ОСАГО — по его словам, в «Росгосстрахе» «сверху донизу царило воровство». «И после этого мы говорим, что компания погорела на ОСАГО? Может быть, она просто погорела на том, что модель ее бизнеса никак не соответствует сегодняшнему дню и никогда не была направлена на то, чтобы приносить акционерам легальную прибыль? По всей видимости, акционеры «Росгосстраха» предпочитали каким-то иным образом получать бенефит от владения компанией»,— заявил господин Задорнов в интервью “Ъ”.

Он подчеркнул, что «Росгосстрах» «погорел именно на том, что, обладая уникальной позицией на рынке, ухитрился в лице его собственников и менеджмента абсолютно ничего не сделать за десять лет». «Ни с точки зрения IT-платформы, технологий и управления сетью, которые находятся в ужасном состоянии, ни с точки зрения базовых принципов управляемости»,— подчеркнул Михаил Задорнов.

25.12.17 Коммерсант kommersant.ru

strahovkaПовышение минимального капитала до 300 млн. рублей убьет более половины компаний.

Всероссийский союз страховщиков (ВСС) просит ЦБ смягчить требования к капиталу для ряда страховщиков. Союз направил регулятору письмо с предупреждением о большом сокращении числа страховых компаний, если порог минимального размера уставного капитала вырастет со 120 млн до 300 млн руб. («Ведомости» ознакомились с письмом, представители ВСС и ЦБ подтвердили его подлинность). Требования к минимальному капиталу страховщиков повысятся, если будет принят закон (пока только в первом чтении в марте 2016 г.): для страховщиков жизни – с 240 млн до 450 млн руб., для перестраховщиков – с 480 млн до 600 млн.

Минимальные 300 млн руб. на середину этого года не набирали 132 страховщика, или 56%, пишет ВСС: компании с годовыми сборами до 1 млрд руб. в новых условиях просто не смогут продолжить работу. Около 100 компаний не занимаются страхованием жизни и обязательными видами страхования – для них можно было бы предусмотреть отдельные требования к капиталу, предлагает ВСС. У этих компаний большой запас средств для исполнения своих обязательств, его хватит на ближайшие 10 лет, а это означает «абсолютную достаточность существующих требований к минимальному размеру уставного капитала».

ЦБ принял письмо ВСС к вниманию, сообщил представитель регулятора, говорить о сроках принятия законопроекта и о возможных изменениях в нем пока рано: документ дорабатывается ко второму чтению. Законопроект будет рассмотрен в весеннюю сессию, сообщил председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

Крупные страховщики и так соответствуют планируемым нововведениям, но для многих региональных страховщиков они станут фатальными: они не могут увеличить капитал за счет прибыли, а инвесторы для них вряд ли найдутся, подтверждает опасения ВСС управляющий директор по рейтингам страховых компаний «Эксперт РА» Алексей Янин. Увеличить капитал страховщики не смогут, им придется покинуть рынок, уверена гендиректор СК «Гайде» Татьяна Гай. Это ухудшит конкуренцию, предупреждает гендиректор СК «Южурал-Аско» Аркадий Любавин. По данным «Эксперт РА», топ-20 страховщиков за девять месяцев собрали 80% взносов.

Капитал – основной критерий надежности страховщика, поэтому его минимальный размер нужно повышать, категоричен гендиректор «РЕСО-гарантии» Дмитрий Раковщик. Но на падающем рынке с этим лучше повременить, замечает гендиректор «Зетта страхования» Игорь Фатьянов.

Под угрозой исчезновения не больше 8% страхового сектора, а скорее всего, меньше, рассказывает директор страховой аналитической группы Fitch Анастасия Литвинова: компании, в прошлом году собравшие 92% премий, не имели капитал ниже 300 млн руб.

22.12.17 Ведомости vedomosti.ru

Реклама: